логин:
пароль:


Rambler's Top100

  г. Йошкар-Ола


ОЧЕРКИ О ГОРОДЕ ЙОШКАР-ОЛЕ И НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТАХ, ВОШЕДШИХ В ГОРОДСКУЮ ЧЕРТУ

 

Муниципальное образование "Город Йошкар-Ола" находится в центре Республики Марий Эл и в 862 км от Москвы. Это сложная административно-территориальная единица. Йошкар-Ола не только собственно город республиканского значения, насчитывающий 420-летнюю историю и являющийся столицей Республики Марий Эл. Исторически сложившейся его особенностью является то, что в черту города в разное время вошли более 20 окрестных деревень. Кроме того, муниципальное образование охватывает еще ряд населенных пунктов, подчиненных Администрации Йошкар-Олы, причем не только непосредственно примыкающих к городу, но зачастую находящихся на значительном удалении от него. Это Сидоровский (центр - п. Нолька), Семеновский (центр - с. Семеновка), Кундышский (центр - п. Силикатный), Куярское (центр - п. Куяр) и Кокшайский (центр - с. Кокшайск) сельсоветы. Поэтому географическое расположение муниципального образования "Город Йошкар-Ола" своеобразно и необычно. Оно со всех сторон окружено землями Медведевского района, а на юге вклинивается в территорию Звениговского района и выходит на берег Волги. С севера к городу подступают заливные луга и частично сельхозугодия и леса, с запада и северо-запада - сельхозугодия, а на юго-востоке, юге, юго-западе города расположены лесные массивы. Населенные пункты, расположенные вблизи Кокшайского тракта, окружены лесами Государственного лесного фонда.

Территория Йошкар-Олы вместе с отнесенными к ней сельскими населенными пунктами составляет 110 кв. км, в том числе непосредственно городских земель - 56 кв. км, остальное - пахотные земли, городские леса, сенокосы и пастбища, садовые и дачные кооперативы. Город Йошкар-Ола не только почти со всех сторон окружен зелеными лесами, но и имеет довольно развитые "легкие". Городские парки, скверы и другие зеленые насаждения занимают более 1600 га, из них 801 га - городские леса (Сосновая роща, Дубовая роща и др.), для которых введен статус особо охраняемых природных территорий.

Население города вместе с подчиненными сельскими управлениями по итогам Всероссийской переписи 2002 года составляет 281,1 тыс. человек.

Город Йошкар-Ола расположен в центре Марийской низменности, в районе смешанных лесов, фактически на южной границе таежной зоны. Через город протекает река Малая Кокшага, приток Волги. В черте муниципального образования в нее впадают речки Ошла, Манага, Малый Кундыш, Нолька. Южной границей муниципалитета являются левый берег Волги и устье вытекающей из девственных лесов Большой Кокшаги. На его территории расположены красивейшие озера Таир, Карась, Шап и другие. Все это создает благоприятные возможности для отдыха горожан и жителей других регионов России.

Административно-территориальное устройство Йошкар-Олы и ее окрестностей складывалось исторически в течение длительного времени. Мы можем проследить этот процесс в глубину истории до середины XVI века.

В составе Казанского ханства у марийцев не было городов, они жили небольшими поселениями - "илемами". Район нынешней Йошкар-Олы и ее окрестностей входил в состав Галицкой даруги ханства. Какой населенный пункт был ее административным центром - не известно, но, вернее всего, он располагался поближе к столице ханства. Тогда территория современной Йошкар-Олы и ее окрестностей являлась северной периферией Казанского ханства, через которую осуществлялись торгово-экономические и военно-политические связи между Казанью и северо-восточными русскими землями. В частности, известно, что эту местность пересекала Галицкая дорога, проходившая на северо-запад от Казани в сторону города Галича - важного средневекового города северо-восточной Руси.

После присоединения к Московскому государству во второй половине XVI века здесь были внедрены административно-территориальное устройство и система управления, характерные для российских земель. До постройки на марийских землях русских городов-крепостей вся территория левобережья Волги находилась под управлением Казанского воеводы. Основанные затем здесь города Кокшайск (1574 г.) и Царевококшайск (1584 г.) имели свои уезды с податным (ясачным) населением и в числе "понизовых городов" до начала XVIII века подчинялись непосредственно Москве, Приказу Казанского дворца.

При разделе Петром I России на губернии в 1709 году Царевококшайск и Кокшайск с уездами были включены в Казанскую губернию. А в 1719 году, когда она была разделена на провинции, эти города и уезды оказались в Свияжской провинции.

Опустошительные пожары, неблагоприятные хозяйственно-экономические условия и социальные потрясения XVIII века низвели город Кокшайск до положения сельского населенного пункта Царевококшайского уезда, что было определено уже в 1765 году, когда казанский губернатор на основе общих указаний императрицы Екатерины II об укрупнении уездов распорядился "приписать" Кокшайск и левобережную часть его уезда к Царевококшайску и лишить его городского статуса. Так административно соединились судьбы двух населенных пунктов. Правда, в 1904 году село Кокшайское и окрестные деревни были переданы в Чебоксарский уезд и при образовании Марийской и Чувашской автономных областей в 1920 году Кокшайск сначала оказался в составе последней, но в 1925 году он был передан в состав Марийской автономной области, и, таким образом, судьбы двух древних городов вновь соединились.

А история русских деревень, появившихся рядом с Царевококшайском сразу вслед за его основанием и позже на землях, освобожденных от местного марийского населения путем выселения, всегда непосредственно, прочно была связана с историей города. Когда пригородные поселения русских крестьян стали собственностью царской семьи, историкам выяснить не удалось, но в XVII веке они были дворцовыми. Они были объединены в Дворцовую волость (в некоторых документах - Дворцовая Загородная волость). С 1797 года был создан Департамент уделов, соответственно дворцовые крестьяне стали называться удельными, Царевококшайская дворцовая волость была переименована в Вараксинскую удельную экспедицию, затем в Вараксинский удельный приказ. В 1863 году удельные крестьяне были освобождены от крепостной зависимости относительно царского дворца. Их деревни составляли Вараксинскую волость. В ней в начале XX века состояли 23 деревни, из них 17 в настоящее время или являются улицами города Йошкар-Олы, или находятся в административном подчинении муниципального образования "Город Йошкар-Ола".

Что касается окрестного марийского населения, оно имело право проживать на расстоянии не менее пяти верст от городских стен. Но и на него распространялось влияние города. Это выражалось не только в уплате в городе ясака и других повинностей, но и в политике христианизации, что со временем отражалось и в административно-управленческих взаимоотношениях. Ближайшие марийские деревни входили в Нолинскую волость, их жители уже в XVII веке (а возможно, уже в конце XVI века) были обращены в христианскую веру и объединены в особую Подгородную Новокрещенскую волость. В последующем они состояли в более обширной Арбанской волости. В частности, таковыми являлись Большое Чигашево и Малое Чигашево, Чихайдарово, Аленкино, ныне входящие в черту города. В отличие от ближайших русских дворцовых (удельных) деревень, жители марийских были ясачными (с петровских времен - государственными), то есть принадлежали феодальному государству в целом. Как и соседние русские деревни, они были прикреплены к городским церквям.

Царевококшайский уезд первоначально был небольшим по площади и количеству населения. По екатерининской реформе 1781 года он увеличился не только за счет бывшего города Кокшаиска и двух заволжских (левобережных) волостей бывшего Кокшайского уезда, но и за счет значительных территорий, переданных из Казанского и Царевосанчурского уездов.

В таком виде он сохранялся в составе Казанской губернии в течение последующего длительного времени, конкретно - до революционных потрясений начала XX столетия, а еще более точно - до 1920 года. Когда в мае 1920 года была образована Татарская АССР со столицей в городе Казани, Казанская губерния была расформирована. При этом Краснококшайский (бывший Царевококшайский) уезд без двух юго-восточных волостей, населенных татарами, был временно передан в состав Вятской губернии.

4 ноября 1920 года декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР была провозглашена Марийская автономная область. 25 ноября ВЦИК и СНК приняли новый декрет, по которому была определена территория области: Краснококшайский уезд Вятской губернии целиком вошел в состав Марийской автономной области, а центром новой административной единицы был объявлен город Краснококшайск.

Решением Ревкома МАО от 15 января 1921 года Краснококшайский уезд был переименован в кантон с таким же названием, с присоединением к нему отошедших от Яранского уезда Вятской губернии волостей, а волости (в том числе пригородные - Вараксинская, Петриковская, Арбанская и другие) еще в течение длительного времени оставались в прежнем виде, сохранялись и сельские общества (общины, - в основном для решения вопросов землепользования и землеустройства, а для более удобного оперативного управления волости были разделены на сельские советы (сельсоветы).

В 1924 году в Марийской автономной области было введено новое административно-территориальное устройство. Краснококшайский кантон был разукрупнен, от него отделились Моркинский и Оршанский кантоны. Волости как наследие царизма были упразднены и низшими основными административными единицами стали сельсоветы (рядом с городом - Коряковский, Большечигашевский и другие).

Большое значение для формирования поселенческого облика современного муниципального образования "Город Йошкар-Ола" (равно как для Волжского и Звениговского районов) имело строительство железной дороги Зеленый Дол - Краснококшайск. Именно в процессе этого образовались поселки Куяр, Сурок, Силикатный, Кундыш, Пемба.

В январе 1928 года Краснококшайск получил марийское национальное название - Йошкар-Ола (Красный город), а кантон стал называться Йошкар-Олинским, а с 1932 года кантоны были переименованы в районы. Хотя для управления делами непосредственно города в 1927 году был образован городской совет, он был по существу на положении сельсовета, то есть был подчинен кантонному (затем районному) совету. Районные учреждения, хотя назывались йошкар-олинскими, располагались не в самом городе, а в пригородной деревне Нечаевка, которая затем была включена в черту Йошкар-Олы.

В связи с преобразованием Марийской автономной области в Марийскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в декабре 1936 года город Йошкар-Ола стал ее столицей.

Осуществляя столичные функции (сначала в качестве административного центра автономной области, а затем и формально-юридически называясь столицей автономной республики), Йошкар-Ола раздвигала свои границы - сначала за счет свободных городских земель, а со временем этого оказалось недостаточно. "Свободные" земли находились в распоряжении деревень, в которых в начале 30-х годов были образованы колхозы. Хотя в 1935-1936 годах они получили государственные акты на "вечное пользование" извечно освоенными ими землями, вся земля в советском государстве с 1917 года была объявлена государственной собственностью, и государственные органы могли ею распоряжаться по своему усмотрению. Определенную сложность для республиканских и городских органов в использовании под городские постройки окрестных колхозных земель представлял факт нахождения их в составе района. Поэтому во второй половине 30-х годов многие окрестные деревни (Вараксино, Коряково, Нечаевка, Лапшино, Марково, Жуково, Ширяйково и Пахомово) были включены в черту города. Теперь изъятие земель под городские постройки стало проходить проще, и такая практика была продолжена в годы войны и после.

В годы Великой Отечественной войны было решено, что Йошкар-Олинский район великоват по территории в сравнении со многими другими районами и громоздок для управления. В декабре 1943 года от него был отделен Медведевский район, куда вошел и ряд населенных пунктов, подчиненных в настоящее время Йошкар-Оле. Оставшаяся часть продолжала называться Йошкар-Олинским районом, а районные учреждения по-прежнему находились в деревне Нечаевке, которая стала продолжением улицы Коммунистической Йошкар-Олы. В 1946 году районные учреждения были переведены в село Семеновка, и район стал называться Семеновским (просуществовал до 1959 года и был объединен с Медведевским районом).

В послевоенные годы Йошкар-Ола застраивалась интенсивно в западном и южном направлениях, а затем в Заречной части на юго-восток, перекраивая сложившуюся сетку пригородных и внутригородских деревень.

В чертежах новых городских улиц и кварталов, вычерчивавшихся архитекторами, для них места не находилось, и они или исчезали совсем (как, например, деревня Коряково, в последние годы перед исчезновением называвшаяся улицей Колхозной), или от них оставались разбросанные, разорванные фрагменты (пример - деревня Лапшино, одно время носившая название улицы Папанина, впоследствии названной именем Ольги Тихомировой).

В 60-е-70-е годы последовательно проводилась линия на рост Йошкар-Олы за счет перевода близлежащих населенных пунктов под его управление. Йошкар-Олинскому горисполкому были переданы поселок аэропорта, Семеновский, Куярский, Кундышский, Кокшайский сельсоветы, из Большечигашевского сельсовета был выделен и отдан городу Пригородный сельсовет в составе самой деревни Большое Чигашево, поселков Нолька и Светлый.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1973 года Йошкар-Ола была разделена на два района: Ленинский и Заводской. Кроме непосредственно городских кварталов, в них оказались сельские населенные пункты: в первом - Кундышский, Куярский, Семеновский, Солнечный сельсоветы, во втором - Кокшайский и Пригородный сельсоветы (вскоре был упразднен), затем сюда был отнесен и Сидоровский сельсовет Медведевского района. Районное деление Йошкар-Олы было отменено 16 августа 1988 года, но сельские населенные пункты так и остались в составе города.

Наиболее значительные из последующих изменений во взаимоотношениях между городом и окружающими сельскими населенными пунктами были определены Указом Президиума Верховного Совета Республики Марий Эл от 14 октября 1993 года "Об установлении границы между городом Йошкар-Ола и Медведевским районом Республики Марий Эл", на основании которого переданные незадолго до этого в состав города деревни Аленкино, Мышино, Тарханово и вошедшее сравнительно давно в городскую черту Большое Чигашево были постановлением мэра города переименованы в улицы с сохранением прежних названий, а поселок Рабочий стал продолжением улицы Машиностроителей.

В настоящей книге очерки о населенных пунктах, исчезнувших в связи с расширением Йошкар-Олы или ставших городскими улицами, или подчиненных муниципальному образованию, написаны с учетом указанных обстоятельств.

Сборник является составной частью серии книг "История сел и деревень Республики Марий Эл", публикация которой осуществляется на основании распоряжения Президента Республики Марий Эл от 29 июня 2000 года. Серия посвящена истории сел и деревень, координационный и редакционный советы сочли необходимым включить в книгу очерк и о городе Йошкар-Оле, поскольку его история и история окружающих сельских населенных пунктов тесно взаимосвязаны.

Сборник включает в себя 72 документальных очерка, которые являются результатом многолетнего труда ученых-исследователей и любителей-краеведов под организационно-методическим руководством республиканского координационного совета, редакционного совета и научным руководством доктора исторических наук, профессора, почетного гражданина Йошкар-Олы К.Н. Санукова. Им также написаны предисловие и очерк о городе Йошкар-Оле. Большую работу по сбору и обобщению сведений о населенных пунктах провели сотрудники Государственного архива Республики Марий Эл, архивный сектор управления делами и контроля Администрации города Йошкар-Олы, территориальные управления Администрации города Йошкар-Олы, музей истории города. Список авторов приводится в конце книги. Редакционная коллегия и координационный совет выражают благодарность всем, кто своими воспоминаниями, документами, советами, замечаниями помогал в создании книги. Алфавитный указатель населенных пунктов поможет читателям найти интересующие материалы. Документальные очерки различны по объему, что зависит от разных обстоятельств: от значимости и статуса населенного пункта, от наличия имеющегося исторического материала. Иллюстрации подобраны из фондов Музея истории города Йошкар-Олы, архивного сектора администрации Йошкар-Олы, также использованы фотографии современного периода фотокорреспондента И.Н. Речкина.


Йошкар-Ола - столица Республики Марий Эл, город республиканского значения. Находится в 862 км от столицы Российской Федерации - города Москвы, на реке Малая Кокшага, притоке Волги, примерно в 50 км от ее устья, на железнодорожной ветке Зеленый Дол - Яранск Горьковской железной дороги, примерно в 108 км к северу от станции Зеленый Дол. Город является ядром, организующим центром муниципального образования "Город Йошкар-Ола", занимает территорию площадью 56 кв. км. Расположен около 48-го меридиана восточной долготы и 57-го градуса северной широты.

Название марийское, переводится как Красный город. В данном случае слово "красный" является синонимом слов "советский", "социалистический", в противовес дореволюционному названию Царевококшайск (изначально - Царев город на Кокшаге, Царев). Чтобы порвать с дореволюционным "царским" прошлым, после революции город был переименован в Краснококшайск (официальное решение ВЦИК РСФСР принято в феврале 1919 года), в просторечии многие использовали усеченную форму Красный по аналогии с прежним Царев. Современное название город получил по решению ЦИК СССР от 25 января 1928 года. Известно марийское название Царевококшайска - Чарла (в говоре близживущих марийцев Царла). Это наименование является полукалькой с русского названия Царев город. К русскому слову "царь" добавлено марийское "ола", что означает "город", в народном произношении на бесписьменном языке звук "о" выпал, и получилось - Царла (Чарла).

Сложнее обстоит дело с объяснением слова "Кокшага" (по-марийски - "Какшан"), с которым связано прежнее название города. Однозначного его толкования в научной литературе нет. В связи с тем, что на северо-востоке Восточно-Европейской равнины есть несколько рек с близкими по звучанию названиями, ученые считают, что это слово имеет древнюю общефинноугорскую основу, близкую по смыслу к значению "мелководная" (марийское - "куакш") или "тихая" ("какше").

Место, где стоит Йошкар-Ола, с древнейших времен было обжито первобытными людьми. Об этом свидетельствуют, в частности, костяной гарпун, обломки глиняной посуды эпохи мезолита или среднекаменного века (12-5 тыс. до н.э.), найденные в городской черте.

Древнемарийские племена (черемисы) сложились к концу 1 тысячелетия нашей эры. Бассейн Малой Кокшаги входил в территорию их формирования и первоначального расселения. На одном из наиболее возвышенных мест на берегу реки среди болотистых лесов располагался "илем" (жилое поселение) - территориально-религиозный и общественно-организационный центр определенной родовой, затем земляческой, территориальной группы. Это было не просто поселение, а место притяжения определенной территории, резиденция какого-либо представителя местной патриархально-феодальной верхушки.

Длительное военное соперничество между русскими княжествами и Золотой Ордой, а в последующем - между Московской Русью и Казанским ханством завершилось в октябре 1552 года разгромом Казанского ханства Иваном Грозным и присоединением Среднего Поволжья, в том числе и марийского края, к Российскому государству. С этим непосредственно связано основание города Царевококшайска. Часть местного населения уже в середине октября 1552 года была приведена к присяге на верность московскому царю и обязалась платить ему ясак. Но уже в декабре марийцы во многих местах восстали, отказались подчиняться и платить ясак, а с весны 1553 года на всей Луговой стороне развернулось широкое национально-освободительное движение, получившее название "черемисские войны".

Для подавления восстания на земли луговых марийцев направлялись московские войска под управлением воевод "на вылазке". И характерно, что важным пунктом их дислокации была "волость Ошла" (речка Ошла впадает в Кокшагу рядом с городом), а наряду с ней в летописных сообщениях впервые упоминаются Кокшага, Манага и другие окрестности. В одном ряду с ними называется также Мамич-Бердеева волость по имени предводителя мятежного движения. Возможно, и она находилась на Малой Кокшаге, близ устья Ошлы, включая место будущего города. Здесь Мамич-Бердей даже попытался провозгласить независимое "царство" с приглашением править ногайского царевича, но при попытке склонить "горных черемис" на совместную войну с Москвой был пленен и отправлен в Москву на расправу.

Черемисские войны прошли тремя волнами: 1552-1557, 1572-1574, 1582-1584 годы. Во время второй из них Иван Грозный решил не ограничиваться временными военно-ресурсными базами, опорными военными пунктами на вновь присоединенной территории и указал там "городы и остроги ставити". Так, в 1574 году был построен между устьями Большой и Малой Кокшаги город Кокшажск (Кокшайск), и контроль над значительной частью Луговой стороны был установлен - восстание прекратилось. Но через несколько лет вновь стало неспокойно в центре марийской земли. Сюда многократно посылались войска, но подавить сопротивление долго не удавалось. Тогда решили построить города-крепости и в глубинных районах на расстоянии дневного перехода пеших войск (это составляло тогда 50-60 верст), чтобы окончательно усмирить мятежников. Это было осуществлено уже после смерти Ивана Грозного, в царствование Федора Иоанновича. "Сам государь праведный, - сказано в летописи, - рассмотрев, да видя их, и чая от них впредь измены, и посла воевод своих и повелел ставити во всей Черемисской земле городы", и тем укрепил здесь московское правление.

Летом 1584 года войска русских воевод поднялись по Малой Кокшаге из Кокшайска, разгромили основные силы мятежников и на Малой Кокшаге, в ее среднем течении на правом берегу в наиболее удобной местности, уже освоенной ими со времен первой черемисской войны, заложили крепость и сообщили об этом в Москву. И появилось в "Разрядных книгах" первое документальное упоминание Царева города на Кокшаге "в Черемисе".

"Лета 7093-го ноября в 1 день государь царь и великий князь Федор Иоаннович всея Руси указал послати в новый Царев город с нарядом и с запасы (то есть с артиллерией и боеприпасами. - Ред.) воевод на три полки.

В большом полку воевода князь Иван Ондреевич Ноготков да голова князь Григорий Вельской.

В передовом полку воевода князь Иван Васильевич Гагин-Великого.

В сторожевом полку князь Петр Шеховской.

И как воеводы запасы и наряд в город провезут, и быти в Цареве городе воеводами князю Ивану Ноготкову да Михаилу Александрову сыну Нагово; в городничих быти Звяге Воейкову..."

В другом летописном сообщении указано: "Лета 7092. Того же году и в Черемисе Царев город". По бытовавшему тогда византийскому календарю "от сотворения мира" 7092 год охватывал время с 1 сентября 1583 года по 31 августа 1584 года. Следовательно, 1 ноября - дата первого упоминания города, построенного уже до 31 августа. Поскольку Царевых городов оказалось несколько, то для уточнения стали писать Царев город на Кокшаге или Царев Кокшайский, а через эту форму в первой половине XVII века закрепилось название Царевококшайск. К городу был приписан уезд, который еще в течение длительного времени назывался "Царегородский" (отсюда и распространенная в этих краях фамилия Царегородцев).

Основание Царевококшайска было частью политики правительственной колонизации вновь приобретенных земель. С территории застройки города и в окружности не менее пяти верст коренные жители выселялись подальше или сами уходили, не дожидаясь насильственного изгнания.

Город был крепостью, укрепленным поселением и выполнял первоначально функции чисто военного характера, административного управления, поддержания спокойствия в крае, сбора ясака с местного населения. Во вновь построенные города Разрядным приказом назначались воеводы. Они наделялись широкими полномочиями, самостоятельными функциями управления как в отношении города, так и в отношении приписанного уезда. Они непосредственно подчинялись Москве, где находился Приказ Казанского Дворца, перед которым отчитывались. Важнейшей особенностью был военный характер воеводского управления, но воевода, кроме военной, имел в своих руках также всю полноту административной, судебной, фискальной власти.

Поскольку любое скопление людей не может обойтись без удовлетворения простых житейских, бытовых потребностей, то вскоре в военном укреплении появились также ремесленники, торговцы, крестьяне. Они приезжали из центральных русских районов и селились не только в самом городе (здесь места было мало), но и образовали около него посад и слободы, а крестьяне основали и деревни. Для переселенцев устанавливались пятилетние льготы по податям и повинностям. Земли вокруг города и появившиеся на них селения были объявлены принадлежащими непосредственно царской семье и закреплены за Дворцовым ведомством, местная контора которого располагалась в Царевококшайске, а затем, когда деревня Вараксино разрослась и практически сомкнулась с городом, была переведена туда.

Как типичное средневековое военное укрепление Царевококшайск был окружен со всех четырех сторон земляными валами с деревянными стенами с бойницами, с трех сторон рядом с ними были устроены рвы, заполненные водой (с четвертой прикрывала река Кокшага).

Градообразующим центром являлся православный собор, заложенный при основании города, который первоначально освятили в честь Покрова, но после того, как он сгорел, новый, построенный на его месте, назвали Воскресенским. Маленькая площадь перед ним рядом с небольшим озером приобрела значение торгового центра. Она расширялась постепенно за счет засыпки озерца, превратившегося в болото. Так со временем формировалась Базарная площадь (сейчас - площадь Революции, а в просторечии - Ленинский садик). Здесь же, близ собора и базара, находился воеводский двор, располагались воинские казармы, городской арсенал, казна. В позднейшем документе записано: "город-кремль рублен был в две стены, в ширину кои три сажени". В четырехугольной стене длиной 226 сажен имелось 8 башен, среди которых 5 глухих и 3 проезжих. Известны названия четырех из них: Спасская, Тайницкая, Галицкая, Наугольная.

Имелась еще "наружная стена", которая представляла собой "многоугольную фигуру" и отходила "от Кремля от Галицкой проезжей башни" и возвращалась к кремлевской стене у Тайницкой башни. О ней сказано: "город же острог рублен был в тарасы" (соединенные между собой срубы). Она охватывала не весь город, а была как бы второй крепостью, расположенной рядом с кремлем. Она имела всего 1 проезжую и 3 глухие башни. В этой части города имелась, в частности, старинная Троицкая церковь, поскольку южная граница кремля проходила севернее по проулку.

"Оный город... - отмечалось в "Экономических примечаниях" конца XVIII века, - выстроен без прожекта неправильною четвероугольною продолговатою фигурою, имеющей в окружности 4 версты и 100 сажен. В том городе две старинные крепости... Из них первая имеет неравностороннюю четвероугольную фигуру, в окружности занимает 300 сажен, а вторая, окружающая первую, - неправильно многоугольную фигуру, коя занимает в окружности 1 версту 70 сажен".

Границы древнего Царевококшайска по современной ориентации проходили на востоке по берегу Кокшаги, на юге - не доходя немного до русского драмтеатра, по бывшей улице Горького, на западе - в районе улицы Советской (или немного заходя за нее), на севере - близко к улице Красноармейской.

На выезде из города имелись три заставы: Казанская, Вятская, Чебоксарская.

События "смуты" начала XVII века не миновали и Царевококшайск. В 1605-1606 годах царевококшайские воеводы от имени города были на стороне Лжедмитрия I. В последующем различные группировки придерживались разной ориентации, в том числе были отряды, участвовавшие в разгроме повстанческих сил Ивана Болотникова. В 1609 году город присягнул Лжедмитрию II, "воровские" отряды, состоявшие из черемисских и русских служилых людей, захватив город, пытались активно действовать в отношении северных и северо-восточных городов и земель, но вскоре, в том же году, крупные воинские силы, верные царю Василию Шуйскому, прибыли сюда от Казани и захватили Царевококшайск. Об участии царевококшайцев в ополчении Минина и Пожарского по освобождению Москвы от поляков документальных свидетельств не имеется, хотя об этом немало сюжетов в беллетристике.

В XVII веке основную часть населения Царевококшайска по-прежнему составляли военные. Значительный для того времени гарнизон содержался для подавления возможного недовольства населения как в самом городе, так и в окружающей местности. В 1663 году, например, здесь имелось 232 "служилых" человека, в основном стрельцы. Вообще в Царевококшайске ежегодно служили не менее 200 стрельцов, переведенных из центральных уездов. Вместе с ними исполняли свои обязанности (но жили в отдельной слободе за городом, за Кокшагой) "служилые новокрещены" (30-40 человек ежегодно). Те и другие в необходимых случаях переводились на службу в пограничные южные и западные районы, на строительство "засечных черт" по границе со степью. В частности, в начале 1660-х годов в связи со сравнительно спокойной обстановкой в марийском крае и неспокойной ситуацией на юге здесь было оставлено лишь 30 стрельцов и 2 пушкаря, а 130 стрельцов и 30 служилых новокрещенов были отправлены на степные границы. Да и в мирные годы Царевококшайск должен был поддерживать тех, кто служил на южных рубежах: среди многочисленных повинностей горожан (выплата стрелецких, ямских, полоняничных денег) имелись задания по переработке сельскохозяйственной продукции и отправке "в низовой астраханский отпуск".

В середине XVII века вокруг Царевококшайска разместилось около 20 деревень, принадлежавших царскому двору. Крестьяне этих дворцовых деревень социально-экономически тесно были связаны с городом. Числясь в деревнях, некоторые из них жили в городе. Немало крестьян семьями занимались разнообразными ремеслами, выполняя работы на заказ. Постепенно некоторые из них переходили к реализации своих изделий "на торгу в разных местах", в первую очередь, на царевококшайском базаре, то есть они становились мелкими товаропроизводителями и втягивались в торговлю. Часть царевококшайского посадского населения уже тогда занималась покупкой и продажей скота и продуктов животноводства. На царевококшайском базаре имелись "скотинный" и мясной ряды. Некоторые жители города даже имели связанные с этими занятиями прозвища, из которых образовались фамилии: "Федька Степанов сын Кожевник - ремесло за ним - кожевное делает"; "Шумилко Семенов сын Мясник - торгует в мясном ряду".

К середине XVII века - в связи с тем, что южные и восточные пределы России переместились далеко на юг и восток, да и в лугово-марийском крае наступило относительное спокойствие, - Царевококшайск потерял свое прежнее военное значение и стал в определенной мере приобретать хозяйственное. Служилые люди и посадские жители Царевококшайска занимались в основном натуральным жизнеобеспечением, самоснабжением. Из писцовой книги 1649 года видно, что для ведения собственной хозяйственной деятельности они были наделены сенокосами, выгонами для скота, новорасчистным лесом, принадлежавшим до этого окрестным марийцам. За счет этого границы городских владений были расширены.

Границы непосредственно города тоже вышли за прежние пределы, образовав "предместье": посад и слободу. При переписи 1646 года отдельно выделены: "В Царево-Кокшайском в остроге", "за острогом", "за острогом же в Новокрещенской слободе". Последняя располагалась за рекой (нынешняя Красноармейская слобода) - здесь жили "служилые новокрещены", которые, в отличие от простых марийских крестьян, не платили ясак, не выполняли другие натуральные повинности, а владели земельными участками за несение военной службы. Это были зачатки национального феодального класса. Петр I отменил эту категорию, превратив их вместе с ясачными в государственных крестьян. Вместе с православной религией "служилые новокрещены" перенимали также русский язык, русские бытовые обычаи и, как правило, уже в следующем поколении обрусевали. Так что город практически оставался всегда однородно православно-русским.

Царев город на Кокшаге основан и долго оставался исключительно деревянным, напоминая по внешнему облику хаотично застроенную большую деревню. Даже возвышавшиеся над обычными домами церкви возводились деревянными. Первоклассный строительный материал для возведения жилых домов и городских сооружений, укреплений был рядом: лес подступал близко к городу. В деревянном городе часто случались пожары. Так, в 1696 году "город волею Божьею выгорел весь без остатку". Несмотря на указания из Москвы обновить городовые укрепления в связи с обострением социально-классовых противоречий в Поволжье, в "понизовых городах", в 1725 году из Царевококшайска был дан ответ: "А после означенного пожарного времени в Царевококшайске городового строения и рогаток и поныне не построено". Крепостные валы, стены, рвы и другие сооружения не были восстановлены. Понятия о кремле, остроге, посаде, как об отдельных составляющих частях города, исчезли; сложилось представление об одном городе, в котором сохранялись только некоторые признаки, следы старинных укреплений и устные предания о них.

Таким образом, первоначальный облик города был нарушен многочисленными пожарами и последующими попытками преодоления их последствий.

Но градообразующий центр сохранялся в прежней крепости, так как здесь находился торговый центр в виде Базарной площади. Наряду с беспорядочно-кучевой застройкой при новом строительстве появилась некоторая радиальность именно от Базарной площади, что затем привело к появлению небольших улиц.

В начале XVIII столетия население города составляло не более 900, а к концу века выросло до 1200 человек. Если даже в начале века преобладающее число жителей составляли военные - стрельцы и "служилые казаки" (1723 год - 50,9 процента), то в 1795 году их было всего 5,4 процента от общего населения города. Большинство жителей Царевококшайска теперь составляли люди посадские, в том числе занятые ремесленным и земледельческим трудом. Они формировались за счет потомков стрельцов, обрусевших "служилых новокрещенов" и новоприбылого населения, в том числе беглых крестьян из центральных русских районов. Заметное развитие ремесла в городе и в пригородных русских деревнях в значительной степени связано было с запретом для марийского населения заниматься кузнечным производством, "железным и серебряным делом". Все металлические предметы марийцы широкой округи должны были покупать или обменивать на пушнину на царевококшайском базаре и "докладывать" об их количестве уездному начальству.

По сословной принадлежности в населении города в конце XVIII века на первом месте находились мещане - 39,8 процента, на втором крестьяне - 28,9 процента. Кроме ведения собственного натурального хозяйства для жизнеобеспечения семьи, царевококшайские мещане и крестьяне, как и жители некоторых пригородных деревень, в XVIII веке успешно развивали товарное хмелеводство. Конечно, дворцовые крестьяне большую часть хмеля поставляли в Москву "для дворцового обихода", но немало при умелом ведении хозяйства оставалось и для продажи, в основном через посредничество городских купцов. Документы отмечают, что под посадки хмеля использовался любой свободный клочок земли, что хмельники очень хорошо удобрялись (это в свою очередь свидетельствует о развитии скотоводства), поэтому урожаи получались отличные и товарного хмеля получалось много. Это был уникальный в России исторический факт: хмелеводство в далеком уездном городе и нескольких примыкающих деревнях в XVIII веке стало прибыльной отраслью экономики. Хмель отсюда в огромном количестве (в конце века - до 4 тысяч пудов) обозами в десятки, сотни возов вывозили в Нижний Новгород, Москву, Санкт-Петербург, Тверь, Ирбит и другие города Сибири и даже за границу через Архангельск. Даже известную в русской фольклористике песню "Как во городе было во Казани" здесь пели по-своему: "Как во городе было во Цареве, среди торгу при народе: хмелюшко по торгу гуляет, да и сам себя хмель выхваляет..." И еще в связи с этим интересен факт, отмеченный на основе исторических преданий известным краеведом XIX века И.О. Дерюжевым, но почему-то игнорируемый современными краеведами: пугачевский отряд в июле 1774 года, приняв в сумерках хмелевые насаждения за царские войска, повернул обратно, не пытаясь захватить город. Несколько небольших разрозненных групп пугачевцев было взято в плен в окрестностях Царевококшайска.

В Царевококшайске укреплялся социальный слой купечества. Он пополнялся не только за счет потомственных горожан, но и зажиточных (первостатейных) дворцовых (удельных) крестьян пригородных деревень. Например, Бабины из деревни Медведево, нажив на торговле хмелем капитала более 5 тыс. рублей, записались в купцы второй гильдии Царевококшайска. Из дворцовых крестьян происходили и известные в торгово-экономической жизни города и уезда купцы Ганешевы, Таланцевы, Булыгины.

Особенно знаменитым в Царевококшайске и широкой округе в XVIII веке был потомственный купеческий род Пчелиных. Уже в конце XVII века среди посадских людей Царевококшайска выделился Иван Пчелин, который начал заниматься местной торговлей и винокурением. Его сын Андрей отличался большой предприимчивостью, расширил деятельность отца, завел лесопильные и мукомольные мельницы, занялся "отъезжей торговлей". Но особенно знаменитым стал Иван Андреевич Пчелин, приумноживший семейное богатство, соединив торговую, ростовщическую и промышленную деятельность. Нещадно эксплуатируя окрестных русских и марийских крестьян, он накопил значительный капитал, достаточный, чтобы записаться в купцы первой гильдии. Главным его занятием была торговля хмелем, он также имел 8 лесопильных мельниц, продукцию которых сбывал в низовьях Волги. Большую известность и популярность в широкой округе приобрел "Ванькин праздник". Даже через полтора века в Царевококшайске ходили легенды о "Ванькином празднике", когда в день Вознесения он выставлял на площадь бочки с вином для гуляющего народа. При представителях четвертого поколения Пчелиных - Ефреме и Силе - слава семьи по инерции продолжалась. А в начале XIX века мужская линия этой знаменитой купеческой фамилии оборвалась.

18 октября 1781 года императорским указом был утвержден герб города Царевококшайска: "Серебряный лось в голубом поле, в знак того, что таковых зверей в окрестностях весьма изобильно, в ловле которых обыватели сих мест упражняются".

Царевококшайск можно было в хозяйственно-экономическом плане назвать аграрно-торговым, а не торгово-промышленным. Уездный город был собирательным центром для прилегающей сельской округи. Два дня в неделю (в среду и воскресенье) собирался базар, один раз в год - в августе - устраивалась Александро-Елизаветинская ярмарка, которая называлась "чебоксарка". Основная связующая роль купечества заключалась в том, что купцы выступали в роли перекупщиков сельскохозяйственной продукции и результатов промысловых занятий (особенно пушнины). Главным занятием для них была спекулятивная торговля местными продуктами (купить здесь подешевле и перепродать подороже в других городах, привезти оттуда другие товары, купив подешевле, и продать здесь подороже). Не поставляя через рынок на село товары собственного производства, Царевококшайск играл роль посредника в торговле между деревней и крупными экономическими центрами. Промышленной переработки в городе местной сельскохозяйственной продукции и результатов промысловых занятий не было. Простые же горожане все это покупали, в отличие от купцов, не для перепродажи, а для собственного потребления. Таким образом, экономические связи Царевококшайска с окружающей сельской территорией были торгово-ростовщическими. Торговая прослойка по национальности была русской с участием небольшого количества татар.

Первые попытки развития здесь промышленности относятся к XVIII веку. Известно, что еще при Петре Великом был основан Царевококшайский железоделательный завод на основе использования болотных руд окрестностей города, но производство оказалось очень невыгодным, и завод был закрыт. Где он находился - не известно. Вернее всего, не в самом городе. Вообще для этой местности было характерно, что первые промышленные предприятия царевококшайские купцы-промышленники строили не в городе, а в сельской местности: винокуренные, лесопильные заводы и мукомольные мельницы.

В середине и второй половине XVIII века в городе и уезде наблюдался своеобразный бум каменного строительства, в связи с чем на окраинах Царевококшайска появились купеческие сезонные "кирпичные сараи" И. Пчелина, И. Ганешева с использованием местной красной глины, но в начале XIX века они прекратили деятельность. Также купцы Пчелины основали в конце XVIII века небольшой кожевенный завод, имея в виду, что кожа, как и хмель, в большом количестве вывозилась вместе с пушниной отсюда. Использовать местное кожевенное сырье для переработки здесь тоже не удалось. Время кожаной обуви и одежды для горожан и окрестных крестьян еще не наступило. Известно, что юфть Пчелины вывозили в другие города и даже за границу через Санкт-Петербург и Оренбург. Но на Всероссийском и международном рынках их товар, видимо, оказался неконкурентоспособным.

Уездный исправник барон Александр фон Келлер в 1837 году констатировал: "фабрик и заводов нет". Но в связи с исторически сложившимся общественным разделением труда ремесленное производство в городе должно было иметься. Тот же исправник дал его описание: "Разных ремесленников находится: столяр - 1, сапожников - 2, портных - 2, медник - 1, оловянник - 1, красильщиков - 2". Через сорок лет их стало больше, и в 1876 году учитель И.О. Дерюжев назвал их количество - 29, сопроводив это сообщение интересным пояснением: "За исключением булочника, мясника, сапожника и немногих других ремесленников, занимающихся такими работами, без которых никакое скопление людей не могло бы существовать при самой небольшой степени образованности населения, ни одна отрасль промышленности не известна городскому населению".

Впрочем, он был не совсем прав. Царевококшайску была известна в те годы одна отрасль промышленности - винокуренная. Приезжий купец первой гильдии А.Я. Тихонов в 50-е годы XIX века возобновил дело, начатое за век до него Иваном Пчелиным: на окраине Царевококшайска - там, где сейчас находится кукольный театр, - он построил винокуренный завод. На нем в разные годы работало до 70 рабочих. После смерти основателя завода его сыновья, увлеченные больше литературными занятиями, обанкротились и в 1878 году продали запущенный завод купцу новой, капиталистической формации - бывшему удельному крестьянину деревни Коряково В.Ф. Булыгину. С началом первой мировой войны завод был временно остановлен, да так впоследствии и не возобновил работу. В период революции и гражданской войны его разобрали по бревнышкам и кирпичикам. А из остатков кирпичей, что не успели растащить жители, затем построили на берегу Кокшаги водонапорную башню, которая стоит и сейчас.

А вообще производство кирпича и каменное строительство, каменная архитектура в Царевококшайске ведут свою историю с середины XVIII века. После опустошительных пожаров город частично отстраивался каменным. Самыми старинными кирпичными зданиями, сохранившимися до наших дней, считаются дом Пчелина на улице Карла Маркса (бывшей Вознесенской), принадлежащий сейчас Йошкар-Олинской и Марийской епархии, и другой дом Пчелиных (сильно перестроенный) на набережной, менее известный и принадлежавший другой ветви большого рода Пчелиных. Кроме того, в городе в XVIII веке было построено еще 5 каменных домов, в XIX веке к ним прибавились еще несколько. Основной массив построек, как жилых, так и служебных, состоял из деревянных домов деревенского типа. Среди них возвышались и украшали город каменные церкви.

Первые храмы Царевококшайска, как и другие постройки, были деревянными, они часто подвергались пожарной опасности. Середина XVIII века - время строительства каменных храмовых зданий в городе. В 1736 году (по другим сведениям, в 1748 году) было возведено каменное здание церкви Святой Живоначальной Троицы, которое дореволюционные знатоки-специалисты считали прекрасным образцом русской церковной архитектуры, продолжающей традиции XVII века. Оно не сохранилось, а "реставрируемое" здание мало напоминает архитектурный шедевр прежней эпохи. В середине - второй половине столетия были построены из камня Воскресенский собор (1759 год, разобран в 1961 году, там сейчас пустырь между Ленинским садиком и Кокшагой), Вознесенская церковь (1756 год, восстановлена в несколько измененном виде и сейчас имеет статус собора), Входо-Иерусалимская церковь (1757 год, взорвана в 1920-е годы, территория застроена), за городом - Тихвинская кладбищенская церковь (1779 год, восстановлена в северной части Парка культуры и отдыха, где раньше было в полуверсте от границы города городское кладбище). В каменное храмовое строительство большой благотворительный вклад внесли местные жители, особенно купцы. Вознесенская церковь возводилась на средства купцов Пчелиных, Троицкая и Тихвинская - на пожертвования Стефана Вешнякова (в строительство первой внес свой вклад также крестьянин деревни Жуково А. Осокин). Строительство Входо-Иерусалимской церкви финансировал купец A.M. Корелин. Царевококшайские купцы пожертвовали и на строительство церквей вне города: И.А. Пчелин - в Цибикнуре, И.Ф. Ганешев - в Кокшайске.

Середина XVIII века для православной церкви марийского края была примечательна и другим событием. Проводилась массовая христианизация марийского языческого населения, сопровождавшаяся агитацией и некоторыми социальными льготами для крестившихся, а также применением методов прямого морально-психологического, материального, физического принуждения и насилия. Для успешного завершения и закрепления этой работы нужны были церковники местной национальности, которые могли бы христианские догмы разъяснить своим соплеменникам на родном языке. С целью их подготовки в 1749 году в Царевококшайске была открыта одна из четырех в Казанской епархии новокрещенских школ. Для нее было построено специальное каменное одноэтажное здание при Троицкой церкви, которое сохранилось до наших дней. Через несколько лет ученики были переведены в Казань, а школа закрыта.

В конце XVIII - начале XIX веков в различных городах открываются светские учебные заведения. В 1825 году с большим опозданием относительно других уездных городов, городское училище открылось и в Царевококшайске. В его организации большую роль сыграли профессор Казанского университета П.С. Кондырев, местные купцы-интеллигенты Юферевы, настоятель Вознесенской церкви С.И. Помарский и другие. С 1837 года школа стала уездным училищем Министерства народного образования. Там работали увлеченные педагоги, некоторые из них (как, например, Иван Осипович Дерюжев) увлекались краеведением.

В 1879 году в Царевококшайске открылось двухклассное (затем стало трехклассным) земское училище. Его почетным смотрителем был утвержден первой гильдии купеческий сын В.Ф. Булыгин, который всячески способствовал укреплению учебной базы школы и улучшению преподавательского состава. Уездное земство установило свои стипендии детям из малообеспеченных семей (в основном, из крестьян) и освободило их от платы за обучение. Дети крестьянского сословия как из самого города, так и из окрестных русских и даже марийских деревень составляли около половины состава учащихся. Кроме обязательных учебных предметов, в училище ввели токарное и слесарное дело, земство выделило специальные средства на овладение этими ремеслами, а занятия проводились ежевечерне. Врачом в училище был авторитетный в городе доктор А.И. Портнов, который свое дело тоже поставил образцово. Училище имело богатую библиотеку, которой за умеренную плату пользовались и городские обыватели. Образцовая работа Царевококшайского земского училища в 1894 году была представлена на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде.

В 1862 году было открыто женское начальное училище, которое через несколько лет стало городским женским училищем. Располагалось оно в наемном доме, а все расходы за это в размере 125 руб. взяли на себя новые тогда местные органы самоуправления: городская управа - 75 руб., уездное земство - 50 руб. Как и уездное училище, городское женское училище при дополнительных занятиях давало документ на звание народного учителя, то есть способствовало появлению зачатков местной сельской интеллигенции.

В 1887 году образовавшийся в городе на базе Входо-Иерусалимской церкви незадолго до этого Богородице-Сергиевский женский черемисский монастырь открыл Черемисское женское училище, построив для него специальное здание через Вознесенскую улицу. Это было необычное для того времени учебное заведение. Конечно, главное, чему там учили девочек-мари, - это была христианская вера и знание русского языка, но также хорошо было поставлено обучение домоводству и рукоделию. Монастырь обеспечивал учениц бесплатным жильем, а 30 девочек снабжались бесплатно также одеждой и пищей.

В целом, делу образования в городе уделялось большое внимание. Училищный совет Царевококшайского земства уже в начале 1890-х годов даже поставил задачу, чтобы "все подрастающее поколение могло бы посещать школу". Реализовать это в полной мере было тогда невозможно, но результаты такого тщания были налицо. По результатам Первой всеобщей переписи населения Российской империи, грамотность жителей Царевококшайска составляла 60,9 процента, что являлось самым высоким показателем среди городов Казанской губернии, включая и губернский центр. В начале XX века в городке с населением менее двух тысяч человек имелось 5 школ. В 1905 году на базе трехклассного женского училища была организована женская прогимназия Министерства народного просвещения. При ней официально открылись педагогические курсы по подготовке учителей для начальных сельских школ. В 1910 году прогимназия стала полной гимназией, началось с помощью купцов-благотворителей строительство специального каменного здания (оно было завершено в 1913 году - одно из лучших зданий дореволюционного Царевококшайска). Тогда же в городе была организована мужская гимназия. В специально построенном двухэтажном кирпичном доме разместилась открытая раньше ремесленная школа. Расходы на образование в Царевококшайском уезде были самыми высокими в губернии.

Опираясь на достигнутые результаты, в 1912 году Царевококшайское земство наметило вроде бы даже немыслимые для того времени меры по осуществлению в ближайшие годы всеобщего начального образования. Наверное, в связи с этим в Царевококшайске было образовано благотворительное Общество вспомоществования нуждающимся ученикам.

И все это - в то время, когда в российской печати Царевококшайск изображался как символ самого дикого "медвежьего угла".

Наряду с развитием школьной сети в Царевококшайске стали распространяться знания через библиотеки. Первая фундаментальная библиотека была открыта здесь профессором П.С. Кондыревым еще в 1819 году, считаясь находящейся при городском училище, вопрос об открытии которого только что был поставлен. Уже тогда в ней, кроме учебников, имелось более 2 тысяч книг. Библиотекой за небольшую плату пользовались все желающие горожане. Так было и в последующем, когда библиотеки открывались и при других учебных заведениях. Даже после появления общественных земских библиотек училищные библиотеки Царевококшайска и уезда считались "образцовыми".

У передовых обеспеченных горожан имелись довольно богатые домашние библиотеки. Например, у винопромышленника А.Я. Тихонова были книги не только на русском, но и на немецком, французском языках.

В 1875 году по инициативе "интеллигентских сил" городской управой был поставлен вопрос об общедоступной публичной городской библиотеке-читальне. Она решением городской думы была открыта в том же году. Но средства на ее содержание смогли выделить лишь в 1877 году. Тогда на комплектование библиотеки было выдано 100 руб. Но главным средством содержания этого заведения была плата читателей за пользование книгами и журналами, хотя земство частично покрывало расходы, в частности - по найму помещения. Постоянного собственного здания городская библиотека не имела. Царевококшайское земство также открыло книжные склады для распространения книг среди населения, в том числе в пригороде - при Вараксинском училище. Но нормального их функционирования обеспечить не удалось, склад пришлось закрыть, оставшиеся книги раздать по школам. Более результативной была работа книжного склада при Царевококшайском женском монастыре, организованного Братством святителя Гурия при спонсорской поддержке купца Булыгина.

В начале XX века небольшая библиотека имелась также при Обществе трезвости. Всего же в Царевококшайске имелось 5 библиотек.

Больница в городе впервые была устроена в 1830 году - всего на 8 коек, внутри тюремной территории в каменном здании. Через несколько лет лечебницу перевели в деревянный флигель на улице Вознесенской, где и находилась она до 1871 года, когда ее разместили в двухэтажном здании, построенном земством. В первой половине века лекари сюда приезжали из Казани, с 1866 года имелся один лекарь на весь город с тремя помощниками-фельдшерами. В 1869 году при лечебнице была открыта аптека. К этому времени в больнице было 18 коек. Аптека обслуживала только лечившихся в больнице, вольная продажа лекарств населению была разрешена только в 1894 году.

Купчиха М.И. Корепова добилась разрешения, чтобы выделили рядом с городом специальный участок для возведения больничного комплекса. Такая территория была отведена на пустыре к югу от города (сейчас это квартал, где расположен кинотеатр "Эрвий", там одно из земских больничных помещений сохранилось до наших дней). Там на благотворительные деньги купчихи и земские расходные статьи в 1890-х годах было построено несколько больничных зданий. Примечательно, что здесь появился первый в городе водопровод длиной около 150 сажен, качавший воду из Кокшаги. Вместе с М.И. Кореповой энтузиастом строительства и расширения больничного городка был земский врач Абрам Иванович Портнов. Семь лет работал он здесь, фактически координируя строительство. При нем в уездной больнице была создана специализированная медицинская помощь. Ему земством объявлялась благодарность "за теплое и сердечное отношение к удовлетворению медицинских нужд населения, весьма усердное, энергичное и плодотворное использование служебных обязанностей, полное содействие управе при рассмотрении и содействии разных медицинских вопросов и за постоянное твердое стремление к развитию и лучшей постановке земского медицинского дела". Увлеченный беззаветным служением обществу, А.И. Портнов умер от тифа в 1897 году в тридцать два года, заразившись от больных во время их лечения.

Беллетрист В.А. Мошков, посетивший Царевококшайск в 1900 году, в путевых очерках в журнале "Нива" писал: "Проехав ворота, мы прежде всего увидели налево от дороги группу новеньких, свежевыкрашенных деревянных одноэтажных домиков, окруженных забором, это вновь построенная городская больница". Он не мог видеть из-за забора и знать, что было внутри территории: земская больница была рассчитана на 26 постоянных и 6 запасных коек, а территория представляла собой сад с фонтаном, дорожками для прогулок больных, обсаженными молодыми тополями, со скамейками для отдыха.

Кроме больницы, в городе были богадельни-приюты для одиноких старых людей. Первая женская богадельня была основана купцом А.И. Корелиным в 1886 году при Входо-Иерусалимской церкви. Затем богадельня была преобразована в женский черемисский общежительный Богородице-Сергиевский монастырь со множеством построек, в которых, кроме келий и домовой церкви, располагались больница, библиотека, рукодельная мастерская (в современном городе это квартал, ограниченный улицами Советская, Пушкина, Карла Маркса, Чернышевская), а через улицу к Кокшаге - женская школа-мастерская. По воспоминаниям Л.П. Полубарьевой, "украшением монастыря считался большой сад, с тополями, сиренью, яблонями; цвели там розы, маргаритки; через всю территорию протекал ручей". В конце XIX века в Царевококшайске имелась Юферевская городская богадельня на 10 старых женщин, построенная на завещанные деньги бездетной вдовы - купчихи Ф.В. Юферевой. В годы первой мировой войны в Царевококшайск были направлены беженцы из западных приграничных мест (в январе 1916 года в городе и уезде их было 3677). Для размещения детей был выделен первый этаж городской богадельни. Царевококшайское земство взяло на себя бесплатное лечение беженцев.

Архитектурный облик Царевококшайска сложился сравнительно поздно. В первые века он строился хаотично. Но к концу XVIII века сложилась некая прямоугольная сетка улиц, она сохранилась, закрепилась и развивалась в XIX веке. 5 улиц уже в конце XVIII века имели названия: Большая (затем Вознесенская, ныне Карла Маркса), Набережная, Кирпичная (начало нынешней улицы Коммунистической), Ораевая, Огнивцева (или Ознищева). Две последние улицы на современной топографии города идентифицировать невозможно, как невозможно объяснить и их названия. Кроме того, в некоторых источниках уже тогда называется улица Сенная (затем Ново-Покровская, ныне Советская).

Первый план Царевококшайска был разработан в 1835 году. На нем 1 марта 1835 года император Николай I собственноручно начертал: "Быть по сему".

Краевед И.О. Дерюжев в 70-е годы XIX века отмечал: "Издали вид Царевококшайска прекрасен... Внешний вид города весьма живописен; но вблизи вас поразит убожество жилищ: деревянные, ветхие, покосившиеся набок и поросшие мохом обывательские домишки наведут вас на мрачные думы о жалком положении граждан. В отношении наружного благоустройства наш город представляет тоже страшную неурядицу. Мощеных улиц в нем нет. Улицы не метутся и не чистятся, вследствие чего все они при глинистом фунте изобилуют непроходимой грязью". В конце XIX века в некоторых местах скопления грязной жижи вдоль края улиц были проложены деревянные мостки (прообраз тротуаров), но по-прежнему "о мостовых нет и помину".

Через четверть века после описания И.О. Дерюжева другой бытописатель - В.А. Мошков, въезжая в город, увидел "избушки деревенского типа". В это время в городе из 138 домов было лишь 6 каменных, за первые полтора десятилетия XX столетия к ним прибавилось еще несколько. И улиц стало больше по сравнению с концом XVIII века. Они продолжали традиции сложившейся прямоугольной сетки. Главной осталась улица Вознесенская, Сенная теперь называлась Ново-Покровской. Параллельно им с севера на юг шла улица Игнатьева, названная, видимо, в честь или министра внутренних дел, или председателя Кабинета министров. Стали иметь названия и безымянные раньше поперечные улицы: Рождественская (ныне Чернышевского), Тихвинская (ныне М. Горького). В овраге у моста, где раньше был городской ров, в начале XX века разбили городской садик, и улица стала называться Садовой (в настоящее время Красноармейская). Но самое примечательное: в городе, который в литературе служил символом бескультурья, дремучей отсталости, три улицы были названы именами великих русских писателей - Пушкина, Гоголя, Чехова (они с этими же названиями сохранились и сейчас). На западе города в начале XX века при смыкании с Кирпичной улицей находились Ярмарочная площадь и односторонняя Ярмарочная улица, а в некотором отдалении - городское кладбище (сейчас - северная часть парка).

Площадь Царевококшайска в начале XX века составляла 1,8 кв. км, по переписи 1897 года проживало здесь 1658 человек. Это был самый маленький уездный город Казанской губернии. 50 процентов населения города (822 человека) относились к крестьянскому сословию, 31,4 процента (522 человека) - к мещанскому. Поэтому и уклад жизни горожан был больше похож на сельский (даже у многих мещан).

В.А. Мошков писал: "Жизненная обстановка здешних мещан мало чем отличается от деревенской, да и не может она особенно отличаться потому, что Царевококшайск только с общепринятой точки зрения называется городом, а в сущности это та же деревня". Или в официальном издании начала XX века - "Полном географическом описании России" - было напечатано: "Город носит характер сельского поселения; расположенный в крае, населенном преимущественно инородцами, удаленный от всяких путей сообщения, он не отличается ни в промышленном, ни в торговом отношении". Даже о предреволюционных годах уроженка Царевококшайска, почетный гражданин Йошкар-Олы Л.П. Полубарьева писала: "Летом по улице Ново-Покровской под звонкую песнь пастушеского рожка, поднимая пыль, проходило городское стадо коров, лошадей, коз, овец, следующих на пастбище через Кокшагу".

Так противоречиво развивался город: наряду с ростками грамоты, культуры общий его облик определяла отсталость.

В 1909 году газета "Камско-Волжская речь" так описывала участие Царевококшайска в промышленной выставке в Казани: "Набрали валенок и отправили их туда... Вслед за валенками потащили корзину в 21 копейку, лапти, ульи с трещинами вместо летков для пчел и другие "экспонаты" в 91, 39, 27 и т.д. копеек". В той же газете в 1914 году местный корреспондент сообщал: "Город наш очень маленький, но пивных и других подобных им заведений очень много. Так, г. Булыгин имеет 4 пивные лавки, Александров - 3, Охотников - 2 и одно трактирное заведение, Максимов - рейнсковый погреб, Булыгин - рейнсковый погреб. В городе две казенные винные лавки и винокуренный завод Булыгина. Итого 15 заведений, расположенных в самом центре города".

Отрезанный бездорожьем от внешнего мира, Царевококшайск во многом был лишен возможностей приобщиться к достижениям культуры того времени. С горечью читаешь слова из путевых заметок В.А. Мошкова, имевшего возможность сравнивать Царевококшайск с другими провинциальными городами России: "Клубов здесь не существует никаких, театров тоже, и любительские спектакли... бывают как величайшая редкость. Ни одна провинциальная труппа не рискует заехать в такую глушь, как Царевококшайск".

Конечно, и здесь жили и работали люди, несущие добро и свет людям. Со второй трети XIX века Царевококшайск был городом ссылки, и передовые деятели, ссылавшиеся сюда, вносили оживление в интеллектуальную жизнь города. В частности, сюда было выслано около 100 участников польского восстания 1863 года. И отсюда выходили люди, вносившие свой вклад в развитие российской культуры, именами которых гордились их современники и могут гордиться потомки. В старых энциклопедиях указывался академик-филолог П.С. Билярский, сын местного протоиерея. Широкую славу получил член-корреспондент Петербургской академии наук, профессор Казанского университета В.А. Богородицкий, создатель первой в России экспериментально-фонетической лаборатории. Два сына князя И.Я. Волховского - Борис и Аркадий и сын учительницы В.П. Барановский закончили юридический факультет Казанского университета и стали известными юристами. В 1888 году в Царевококшайск прибыл первый человек с высшим образованием - лесничий поляк М.А. Контский и проработал здесь до репрессирования в 1931 году.

В конце XIX - начале XX веков в русской литературе были известны писатели - братья Тихоновы, выросшие в семье царевококшайского винзаводчика: В.А. Тихонов и А.А. Тихонов-Луговой. Первый опубликовал большой роман-хронику "Былое. Из семейной хроники", где немало страниц посвящено Царевококшайску 1860-х годов. Еще более известен был Алексей Луговой, несколько лет бывший главным редактором самого многотиражного русского литературного журнала "Нива", собрание сочинений которого было издано в 15 томах. Для нас особенно интересна его автобиографическая повесть "Как росла моя вера" (1909 год), где даны интересные зарисовки жизни и нравов жителей городка на Кокшаге. Молодые годы провел в Царевококшайске известный писатель Е.Н. Чириков, в произведениях которого отразилась местная тематика. В этом городе рос, учился и приохотился к поэзии уроженец пригородной деревни Савино поэт А.Е. Котомкин-Савинский. Царевококшайским учителем много лет работал один из зачинателей чувашской поэзии Михаил Федоров (он и похоронен здесь в 1904 году рядом с Тихвинской церковью).

Революционные потрясения XX века не могли миновать Царевококшайск. В годы первой российской революции в декабре 1905 года за распространение антиправительственных прокламаций был в одной из ближайших деревень арестован социалист-революционер, руководитель местной организации Крестьянского союза П.И. Мочалов и посажен в городскую тюрьму. 11 и 12 декабря "толпа черемис" приходила к полицейскому управлению и требовала его освобождения. Это, по докладу уездного исправника в Казань, "вносит тревогу в горожанах".

Переломный 1917 год Царевококшайск, несмотря на трудности военного времени, встречал спокойно. Об этом свидетельствовал вышедший в конце января первый (и последний) номер "Царевококшайского земского вестника", который, за неимением типографии, был напечатан в Казани. С его страниц предстает почти идиллическая картина размеренной провинциальной жизни.

3 марта 1917 года в город пришло сообщение о свержении в России самодержавного строя. Земская общественность провела собрание активной части горожан, где были созданы уездный и городской комитеты общественной безопасности, но вскоре они слились. Во главе Царевококшайского комитета был поставлен и назначен уездным комиссаром Временного правительства пользовавшийся большим авторитетом в городе юрист с высшим образованием Владимир Петрович Барановский.

В городе возникли небольшие организации партий кадетов и эсеров. На прошедших в июне выборах в городскую думу были избраны представители купцов и мещан, городским головой вновь стал купец первой гильдии Н.Г. Корепов. Уездный совет здесь организовали только 30 июня (13 июля по новому стилю) по инициативе эсера П.И. Мочалова и при полной поддержке комиссара В.П. Барановского. Отдельного городского совета не имелось. Никакого двоевластия в городе не было. Общественность города (включая совет) полностью поддерживала Временное правительство, осуждала попытки как большевиков, так и генерала Корнилова подорвать его власть.

Когда в Царевококшайск дошли вести о большевистском перевороте в Петрограде, местный совет осудил его и заявил о верности Временному правительству. Во время выборов в Учредительное собрание губернский список левых эсеров (в который, кстати, был включен крестьянин пригородной деревни Ошурга СП. Соловьев) получил по уезду около 32 тысяч голосов, в то время как большевистский - полторы тысячи (отдельно по городу сведений нет).

С прибытием в город большевистски настроенных солдат и матросов обстановка в городе постепенно менялась. Председателем совета был избран балтийский матрос Виктор Терентьевич Дмитриев, местный уроженец, выходец из городских низов. Под его председательством 22 декабря 1917 года (4 января 1918 года по новому стилю) Царевококшайский совет принял решение о взятии власти в городе и уезде в свои руки, на следующий день об этом было выпущено и разослано специальное воззвание. В последующие недели старые органы власти были устранены или заменены новыми. Так, 2 марта решением совета была распущена городская дума, а городская управа с новыми работниками стала отделом городского хозяйства. Дома и производственные помещения городских купцов (Булыгиных, Кореповых и других) и промышленников были конфискованы. И не только в самом городе: были конфискованы решением Царевококшайского совета все лесные участки и заготовленный лес у "Торгового дома Сурина", у "Братьев Пичугиных" и прочие. Начали создавать лесозаготовительные артели.

Особенностью этих событий являлось то, что в Царевококшайске советская власть установилась в условиях отсутствия большевистской организации. Для поддержания новой власти был организован красноармейский отряд в 150 человек.

Но новая власть оказалась непрочной, что показали события августа 1918 года. Наступление белочехов по Волге на Казань накалило обстановку. В Царевококшайске было еще в июне введено осадное положение, в начале августа создан Военно-революционный совет с чрезвычайными полномочиями, но он не успел развернуть работу.

10 августа в город прибыли остатки разбитых под Казанью частей Красной Армии. 13 августа, отдохнув и реквизировав у местного населения лошадей, они покинули Царевококшайск и двинулись к Волге в район Козьмодемьянска. Совет и местный отряд Красной Армии самораспустились. Члены бывшей городской думы в условиях безвластия организовались, созвали собрание общественных сил, оставшихся в городе, и объявили о признании власти, установленной в Казани (с требованием Учредительного собрания). Городская дума организовала отряд по охране города и ближайших деревень от возможных беспорядков и грабежей, послала в Казань своих представителей с просьбой направить сюда отряд для укрепления новой власти.

Со своей стороны приверженцы советов направили делегатов в штаб Восточного фронта с просьбой прислать войска для восстановления советской власти. 28 августа из Свияжска через Кокшайск к Царевококшайску прибыл 1-й революционный латышский полк. Тогда же вслед за ним сюда прибыл особый отряд из Нижнего Новгорода.

Противники советской власти готовили сопротивление отрядам Красной Армии на подступах к городу в районе Чихайдаровского кладбища (в районе нынешней конечной остановки "Мясокомбинат"), но, узнав о соотношении сил, распустили "отряд самообороны", не вступив в бой. Так 28 августа в Царевококшайске без сопротивления и кровопролития была восстановлена советская власть. Командир нижегородского отряда А.А. Вашнев вспоминал: "Город был пуст, на улице жителей не видно, дома буржуазии (так назвал автор воспоминаний жителей города. - Ред.) открыты, на столах в квартирах стояла неубранная посуда - все говорило о том, что хозяева покинули жилье... Мы поделили город на две части: одну часть занял для расквартирования латышский отряд, другую - нижегородский отряд". Сразу же был создан военно-революционный совет.

29 августа на гарнизонном собрании была создана местная большевистская партийная организация из нижегородцев и латышей, намеченных для работы здесь, туда же приняли несколько местных активистов советской власти. 2 сентября была организована уездная чрезвычайная комиссия (ЧК) - главный страж новой власти.

Уездный съезд советов избрал новый исполком, членами которого стали в основном коммунисты и сочувствующие им, а если оказались избранными беспартийные, не желавшие вступать в большевистскую партию, они были вычищены в ноябре.

Глубокую память о себе в городе оставили события, связанные с выступлением крестьян пригородной деревни Княжна, когда погибли председатель ЧК СП. Данилов и красноармейцы Волков, Зарубин, Анисимов (их именами названы улицы города, и сама деревня называется Данилово). Новый председатель ЧК Я.П. Крастынь (его имя тоже носит одна из улиц города) приказал расстрелять за каждого из них 10 жителей деревни и издал приказ по городу и уезду, что впредь за каждого пострадавшего "красного" будет расстреляно 100 человек. Хотя убийств красноармейцев и активистов советской власти тогда не произошло, осенью 1918 года в обстановке начавшегося в стране красного террора в Царевококшайске были расстреляны десятки лиц, подозреваемых в отрицательном отношении к советской власти. Был расстрелян даже присланный из штаба 5-й армии на должность председателя военно-революционного совета И. Петухов, показавшийся подозрительным командованию латышского полка и нижегородского отряда тем, что он раньше состоял в партии эсеров. Приступивший к работе 31 августа, он уже в ночь на 2 сентября был расстрелян без суда быстро сформированной комиссией, а утром партийное собрание одобрило этот акт.

На улицах города был установлен жесткий военный контроль. Но патрули из воинских частей, незнакомые с городом, сразу же столкнулись с неудобством: вывесок с названиями улиц не имелось (местные жители ранее в этом не нуждались). 12 сентября на заседании уездного исполкома председатель военно-революционного совета Пуринь заявил, что в городе нет обозначения улиц, и предложил на угловых домах прибить доски с названиями. Стали выяснять, доски с какими названиями где вывесить. Услышав названия улиц, председатель ЧК обратил внимание вообще на их "несоответствие текущему моменту" и предложил произвести сначала переименование, затем установить вывески с новыми названиями. А при праздновании годовщины Октябрьской революции решили переименовать и сам город в Краснококшайск.

16 января 1919 года произошло переименование улиц города решением уездного исполкома: Вознесенская стала улицей Карла Маркса, Покровская - Советской, Садовая - Красноармейской, Кирпичная - Коммунистической, Тихвинская - Республиканской (затем еще раз была переименована - стала улицей М. Горького), Рождественская - Чернышевской, Базарная площадь - площадью Революции, Воздвиженская слободка - Красноармейской слободкой, Троицкая площадь - площадью Троцкого (с 1925 года - площадь Фрунзе, затем застроена). Три улицы были названы именами трех погибших в Княжне красноармейцев: улица Троицкая стала Анисимовской, Игнатьева - Волкова, Ярмарочная - Зарубинской (в 1938 году в честь 20-летия ВЛКСМ названа Комсомольской, а имя Зарубина передано новой улице на тогдашней юго-западной окраине). А в память о председателе ЧК Данилове деревню Княжна решили назвать его именем, но это название долго не приживалось, и поэтому в 1967 году вновь деревню пришлось переименовать (тогда же в городе одна из новых улиц была названа бульваром Данилова).

А решение о переименовании города в Краснококшайск было принято Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом РСФСР 17 февраля 1919 года, и впервые в городе об этом узнали во время работы 10-го уездного съезда советов в марте.

С осени 1918 года и весной 1919 года восстановленный Царевококшайский (затем - Краснококшайский) совет обсуждал вопросы, нацеленные на перспективу развития города. В частности, серьезно рассматривался проект - "приобрести для электрического освещения, в первую очередь советских учреждений Царевококшайска, динамо-машину". Даже командировались работники в Нижний Новгород, Казань, Москву для поиска электродвигателя. "На приобретение оборудования и строительство электростанции" на "буржуазный класс" города был наложен чрезвычайный налог. Но НКВД РСФСР высказался "против разных временных налогов", чтобы "не восстанавливать население такой ничтожной суммой" против советской власти. Ставился вопрос о приобретении для города и уезда типографии, и тоже велись поиски оборудования. Уже осенью 1918 года вспомнили о довоенных проектах строительства железной дороги через Царевококшайск. Но условия гражданской войны и усиливавшейся хозяйственной разрухи не позволяли решать в то время эти проблемы.

В годы гражданской войны город несколько раз объявлялся на военном положении. Обычно это делалось в связи с объявлением такого положения в губернии в целом. Но был один случай особый. 6 апреля 1919 года вечером патруль арестовал в нетрезвом состоянии А. Г. Смирнова, который в это время одновременно исполнял должности председателя уездного исполкома и председателя уездного комитета РКП(б). Смирнов сумел связаться со своими товарищами-коммунистами (которые имели право носить оружие). Руководители караульной роты были изолированы и арестованы по обвинению в попытке совершить контрреволюционный мятеж. Вооруженные коммунисты обезоружили местный гарнизон, город был объявлен на осадном положении. На следующий день общее собрание исполкома совета, состоявшего только из членов компартии, и местной партийной организации одобрило эти действия, постановило караульную роту отправить на фронт, арестованных четверых ее руководителей расстрелять, охрану порядка до прибытия воинской команды из Казани возложить на вооруженных членов местной коммунистической организации. Все же через год, в мае 1920 года, А. Г. Смирнов и его окружение за пьянство, моральное разложение и злоупотребление служебным положением были сняты с работы и отданы под суд (правда, попали вскоре под амнистию).

Конец гражданской войны совпал с важнейшим событием в истории марийского края - образованием автономной области. Решение этого вопроса осложнилось дискуссиями, острыми спорами о ее административном центре. Было ясно, что в состав новой административно-территориальной единицы войдут два города: Козьмодемьянск и Краснококшайск. Сторонники решения вопроса в пользу первого отдавали предпочтение ему из-за удобных транспортных связей, наличия соответствующих кадров и зданий, пригодных для размещения областных учреждений. Кроме того, в волжском городе с почти 6-тысячным населением имелись электрическое освещение, мощеные улицы, тротуары. Краснококшайск с 2-тысячным населением, не имея ничего этого, обладал одним преимуществом: находился в географическом центре создаваемой области, но не обладал, как показано выше, достаточными признаками даже обычного города.

На первой Всероссийской конференции марийских коммунистов в Казани в июле 1920 года было принято компромиссное решение: "После горячих прений единогласно принимается как временный центр Козьмодемьянск, но постоянным же признается Краснококшайск".

Декрет об образовании Марийской автономной области был принят 4 ноября 1920 года. Но в нем ничего не говорилось о составе ее территории и административном центре. Это было определено в следующем декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 25 ноября. Как и первый документ, этот проект на подпись В.И. Ленину готовил заведующий центральным отделом мари при Наркомнаце Сергей Алексеевич Черняков, уроженец Царевококшайского уезда. Он не включил в него компромиссный вариант, а просто написал: "Административным центром Марийской обл. является г. Краснококшайск". Так государственным актом был утвержден столичный статус города. Козьмодемьянцы после этого многократно ставили вопрос о переносе центра МАО в свой город, пока ЦК РКП(б) не дал указание "прекратить всякую дискуссию".

Как в административном центре в Краснококшайске 21 июня 1921 года начал работу I съезд советов МАО. Это было тревожное время. Голод обрушился на молодую область. Кругом бушевали лесные пожары. Город находился на военном положении. 22 июня начался сильный ветер, скорость его достигала 25 км в час. Огонь по сухим лесам приближался к городу и низом и по верхам деревьев. Началась эвакуация населения. Горожане были мобилизованы на борьбу со стихией.

В период обсуждения вопроса о центре области принимались решения, нацеленные на перспективу развития города как не только административного, но и экономического, культурного центра: "Войти с настойчивым ходатайством во ВЦИК и СНК о снабжении Маробласти строительными материалами, необходимыми для постройки зданий в центре Маробласти - Краснококшайске"; "Поручить обкому изучить вопрос о концентрации промышленности у г. Краснококшайска, подводя под таковой индустриальную базу как необходимую областному административному центру" и т.п.

В декабре 1922 года в Краснококшайске была пущена в эксплуатацию первая небольшая электростанция на берегу Кокшаги. Первоначально это был каменный домик 5 на 8 аршин с деревянным пристроем. Затем сделали каменный пристрой с использованием кирпича из монастырской ограды. В бурное половодье 1926 года электростанцию залило. Тогда построили новое, более вместительное каменное здание недалеко от первого. На все еще небольшой городок электроэнергии стало вырабатываться достаточно. И на этой базе во второй половине 1920-х годов были построены значительные для того времени предприятия, послужившие, по сути дела, базой для промышленного развития города: маслобойный завод, мельница и лесопильный завод, объединенные в электрокомбинат. Также был построен кирпичный завод.

В 1921 году в Краснококшайске открылась типография, и сюда из Казани перевели издание книг, брошюр, газет на марийском языке, из Козьмодемьянска - областной газеты на русском языке.

Соответственно статусу были преобразованы из городских в областные больница, библиотека. В 1919 году в Краснококшайске был образован марийский передвижной драматический театр. Он фактически был самодеятельным. В одном из документов 1921 года записано: "Марийские артисты все взяты от сохи, и большая часть их в настоящее время в одно и то же время, играя на сцене, занимается хлебопашеством, почему, утомленные тяжелой работой, они не могут отдаться всецело искусству". В 1926 году было для театра построено специальное здание по проекту П. Гвоздецкого, организована студия, готовившая профессиональных артистов. С 1929 года театр начал работать как профессиональный. Открытая в 1917 году учительская семинария стала педагогическим техникумом, особенно славилась она замечательным хором под руководством И.С. Ключникова-Палантая. Там работали также такие энтузиасты, как Л.Я. Мендияров, А.Ф. Конаков, А.В. Леушина и другие.

Так постепенно город набирал хозяйственный и культурный потенциал. Поскольку это был центр марийской автономии, многие поднимали вопрос о наименовании его на языке мари. Такое предложение - дать городу название Йошкар-Ола (Красный город) - было отправлено в Москву в связи с 10-летием Октябрьской революции. 23 января 1928 года постановлением Президиума ВЦИК РСФСР такое переименование было произведено. Вообще-то новое название решением горисполкома начали применять явочным порядком еще 8 марта 1927 года, но после предупреждения из Москвы пришлось воздержаться.

Особое значение для развития города имело строительство железной дороги от станции Зеленый Дол. Вопрос об этом был поставлен в связи с ликвидацией последствий лесных пожаров 1921 года. Совет Труда и Обороны еще в 1921 году положительно отнесся к этому, а строительство лесовозной ширококолейной железной дороги "в леса Марийской области" было начато летом 1923 года. Но оно вскоре было свернуто. 24 сентября 1925 года Совнарком РСФСР передал часть лесов Марийской автономной области (11 лесничеств) на длительную эксплуатацию Наркомату путей сообщения. Главным условием при этом было: "НКПС обязуется за свой счет закончить строительство железной дороги от станции Зеленый Дол до г. Краснококшайска в трехлетний срок". Один из энтузиастов строительства дороги Максим Клюжов в апреле 1925 года с горечью писал о провале Акмарчувлесом возведения дороги и призывал найти выход: "Эта линия имеет для хозяйственной и культурной жизни нашей области исключительное значение". В сентябре газета уже публиковала радостную заметку "Долгожданная дорога" о возобновлении строительства: "Заветные мечты марийского населения осуществляются. Начата постройка этой дороги, которая будет живым нервом для Маробласти".

Основные работы были проведены в 1927 году: было вынуто вручную более 100 тысяч кубометров земли, построены мосты через Илеть, Кундыш и 26 маленьких мостов, проложено 60 км рельсов. По ходу строительства возникло желание выполнить это важное дело к 10-летнему юбилею Октябрьской революции. Но сил и средств не хватало. У Московско-Казанской железной дороги были свои экономические интересы, связанные с быстрейшим освоением тех лесных массивов, куда уже дошла дорога. Да и снабжение рельсами зависело от темпов реконструкции Транссибирской магистрали: ведь сюда поступали рельсы конца XIX века, снимаемые с Транссиба.

По этим причинам к началу ноября 1927 года дорога была доведена только до Куяра (точнее - до района деревни Корта). Но и это была великая радость для краснококшайцев. Как на большой праздник, ехали и шли сотни людей 6 ноября на встречу первого поезда с красными знаменами, пением "Интернационала". И был праздник, и была надежда, что через год железная дорога дойдет до города. Газета "Марийская деревня" писала 31 марта 1928 года: "После спада вод приступят к постройке моста через М.Кокшагу, длиной 175 метров с железными балочными формами и произведена укладка пути до Йошкар-Олы, протяженностью 8 км. К постройке вокзала уже приступили. Намечены к постройке жилые помещения, пакгауз, оборотное депо, товарная контора, водокачка".

В ночь с 21 на 22 октября 1928 года первый поезд прибыл на станцию Йошкар-Ола, которая отстояла от границы города на расстоянии не менее километра.

По переписи 1926 года, в Краснококшайске проживали 4267 человек. В связи с ростом и развитием города он получил относительную административную самостоятельность. 27 августа 1926 года был создан горисполком (первый председатель - Ф.П. Иванов), проведены выборы городского совета, затем был образован горком ВКП(б). А в 1930 году Йошкар-Ола была выведена из подчинения Йошкар-Олинскому кантисполкому (с 1932 года - райисполком) и стала непосредственно находиться в ведении Марийского облисполкома. По Конституции СССР, принятой 5 декабря 1936 года, Марийская автономная область была преобразована в автономную республику. В связи с этим Йошкар-Ола изменила свой статус - она стала юридически столицей Марийской АССР (до этого слово "столица" могло применяться в отношении нее только де-факто).

В годы первых пятилеток (30-е гг.) в Йошкар-Оле было построено несколько небольших предприятий местного значения. Город не стал индустриальным, хотя численность населения возросла к 1939 году до 27 тыс. человек. Рост в основном произошел в 1938 году за счет включения в состав города деревень Вараксино, Коряково, Лапшино, Жуково, Марково, Нечаевка, Ширяйково, Пахомово. Для развития городского хозяйства большое значение имело строительство в 1934-1938 годах водопровода.

Город, оторванный бездорожьем от других уголков Марийской автономной области, в результате начавшегося дорожного строительства (хотя оно развивалось чрезвычайно медленно), постепенно укреплял связи с другими районами. В 1928 году появились первые три километра "дорог с каменной одеждой" между Красноармейской слободой и деревней Княжна, где в непролазной грязи раньше застревали и крестьянские подводы, и почтовые кареты. Была восстановлена и улучшена, снабжена новыми мостами и переходами старинная земская дорога Ронга - Морки. Заново прокладывались пути в северо-восточные районы, в бывшие земли Уржумского уезда. Это способствовало росту значения Краснококшайска (Йошкар-Олы) как экономического, транспортного центра автономной области. Только в сторону Козьмодемьянска и Ветлуги транспортной связи, можно сказать, не имелось. Была построена силами МКЖД ширококолейная лесовозная дорога Дубовая - Мадары, связавшая с берегом Волги недалеко от Козьмодемьянска самые глухие леса Заволжья. А от деревни Мадары до Йошкар-Олы всего 50 километров. И большие надежды возлагались на строительство железной дороги Мадары - Йошкар-Ола. Также строились планы на продолжение тупиковой дороги Зеленый Дол - Йошкар-Ола на север в направлении Котельнича или Шахуньи, что давало выход на северные просторы. Все это могло необычайно поднять экономическое положение Йошкар-Олы.

В самом городе транспортные условия долго оставались плачевными. Летом 1931 года появился первый автобус. Только в 1937 году твердым торцовым покрытием была заделана луговая дорога от железнодорожной станции до границы города, до начала улицы Советской и далее толстыми деревянными чурками была устлана проезжая часть улицы Советской до пересечения с Красноармейской. И автобус направили по маршруту "Вокзал - Аптека".

Жилищно-коммунальное хозяйство социалистического города первоначально составили национализированные дома местной буржуазии. В областном центре в 1920-х годах быстро росло число служащих и интеллигенции. Острую жилищную проблему решали за счет индивидуального строительства, особенно в северной части города, за улицей Чехова, рядом с деревней Вараксино, вдоль дороги на Оршанку - Яранск. Там построили свои дома, например, композитор И.С. Ключников-Палантай (сейчас дом-музей), видный ученый В.М. Васильев и другие представители передовой интеллигенции. Только с 1926-1927 годов началось государственное жилищное строительство. Надо было строить и социально-культурные объекты. В связи с общественными потребностями была организована Марстройконтора. Первоначально в городе строились только деревянные дома и бараки. И даже общественные здания были возведены деревянные, некоторые из них стали образцами деревянной архитектуры первой трети XX века (к сожалению, многие из них, вместо того, чтобы быть отреставрированными, бездумно снесены в последние годы, как и редкие шедевры деревянного зодчества конца XIX - начала XX столетия).

Первым каменным двухэтажным домом советского времени стало в Йошкар-Оле здание, возведенное для открывшегося в 1931 году Марийского агропединститута в квартале бывшего монастыря (Советская, 143), затем напротив него выросло здание городского почтамта, дальше на южном конце Советской улицы начал строиться Поволжский лесотехнический институт, переведенный в 1932 году из Казани в Йошкар-Олу.

Первыми многоэтажными жилыми домами с середины 1930-х годов застраивалась левая сторона улицы Советской между улицами Пушкина и Гоголя. Первый трехэтажный дом на удивление горожан поднялся в 1936 году, затем рядом еще два. Эти три дома в последующем долгие годы местное население называло "правительственными" - видимо, по основному контингенту жильцов.

Репрессивная политика 1930-х годов сильно задела Йошкар-Олу. Торговцы (нэпманы), состоятельные ремесленники, жители городских окраин и окрестных деревень подверглись конфискации имущества, "раскулачиванию", выселялись. Для их размещения облисполком выделил несколько лесных участков ("кулацкие поселки"), в том числе в леспромхозе "Кугу Кокшан", на территориях, многие из которых ныне относятся к муниципальному образованию "Йошкар-Ола". Но большинство выселялось за пределы Марийской автономной области. Станция Йошкар-Ола была как бы перевалочным погрузочным пунктом, куда из районов подвозили под вооруженным конвоем раскулаченных. Из городских активистов - коммунистов и комсомольцев - составлялись отряды для их охраны под руководством работников ОГПУ. На пересыльном пункте Йошкар-Ола были большая скученность, холод (а большинство раскулаченных перед выдворением из своих домов не успевали как следует одеться), голод. Помещений не хватало. Поэтому, например, в 1931 году потеснили студентов недавно организованного рабфака - там устроили "камеры кулацкого изолятора".

Еще более страшными были годы "большого террора" (1937-1938 годы), о чем можно судить по томам книги "Трагедия народа". Репрессированных из всех районов свозили в Йошкар-Олу. Главным административным зданием НКВД - где располагался и кабинет начальника НКВД Карачарова, а в подвалах до сих пор сохранились полуразвалившиеся камеры пыток- был дом на углу улиц с символическими названиями Коммунистическая и Советская (дом Булыгина). В его внутреннем дворе, между ним и тюрьмой, находилось одноэтажное каменное "овощехранилище", где совершались расстрелы. С вечера на полуторке завозили туда опил с Йошкар-Олинского лесозавода, во дворе заводили движок, который своим тарахтеньем заглушал звуки выстрелов, а по утрам красный опил и тела "врагов народа" развозили по окрестным лесам или закапывали тут же, в ближайших кварталах, или на Березовском и Марковском кладбищах. Таких предполагаемых и точно означенных мест массовых захоронений обществу "Мемориал" известно в городе и его окрестностях не менее 50. Самым известным из них, благодаря проведенной эксгумации и перезахоронению, является Мендурское кладбище по Кокшайскому тракту в учебно-опытном лесхозе Марийского государственного технического университета.

Но, несмотря ни на что, страна продолжала жить, а вместе с ней и Йошкар-Ола. Ко времени Великой Отечественной войны в городе имелись 10 школ, 10 клубов, 2 кинотеатра, республиканская библиотека, 3 института (педагогический, лесотехнический, учительский), 5 техникумов, профтехшкола, дом пионеров, детская техническая станция, научно-исследовательский институт социалистической культуры (языка, литературы и истории). Город в то же время лишился многих духовных (одновременно - архитектурных) ценностей, златоглавых, белокаменных храмов. Был разорен монастырь, а церковь в нем была взорвана и разобрана по кирпичикам, от Троицкой церкви остался лишь остов, приспособленный под автомастерские, в Тихвинской церкви разместили склад, а в Вознесенской - пивзавод, в Воскресенском соборе устроили кинотеатр "Октябрь".

В связи с нараставшей военной угрозой советское правительство в третьей пятилетке наметило ускоренное развитие восточных регионов. В частности, было решено в удаленных от границ городах построить заводы-дублеры некоторых крупных военных предприятий. Эти планы коснулись и Йошкар-Олы.

Здесь было решено построить два крупных завода закрытого типа: N 297 и N 298. Их решено было возвести на западной границе города, на землях деревень Коряково и Лапшино, недавно включенных в городскую черту. 13 ноября 1940 года было принято решение Совнаркома Марийской АССР об изъятии от пригородных колхозов "Новый путь" и "Память Ленина" под строительство спецзаводов соответственно 82 и 41 га. Но строительство шло медленно. Кроме недостаточного внимания союзных наркоматов, работы сдерживались и нехваткой рабочей силы. Тогда был применен уже испытанный в то время гулаговский метод. 18 апреля 1941 года приняли постановление правительства республики: "В связи с недостатками рабочей силы на строительстве номерных заводов в г.Йошкар-Оле СНК Марийской АССР постановляет обязать народного комиссара внутренних дел Марийской АССР т. Николаева организовать в Йошкар-Оле колонию исправительно-трудовых работ, использовать их полностью на работах по строительству заводов NN 297 и 298".

22 июня 1941 года жители Йошкар-Олы с утра собрались на Юбилейной площади на праздничный митинг и народное гуляние, посвященные 20-летию марийской автономии (тогда очередную годовщину автономии отмечали по дате проведения I областного съезда советов Марийской автономной области 21-24 июня 1921 года и дате принятия Конституции Марийской АССР 21 июня 1937 года). Но праздник был прерван страшным известием - война". Праздничный митинг превратился в манифестацию протеста против фашистской агрессии. В первый же день войны в Йошкар-Олинский горвоенкомат было подано 184 заявления о добровольной отправке на фронт. В последующие дни эшелон за эшелоном уезжали на фронт мобилизованные и добровольцы. Всего около 10 тысяч йошкаролинцев сражались на фронтах, многие из них погибли в боях или скончались в госпиталях, замучены в фашистском плену. Их имена вписаны в скорбные страницы тома "Книги Памяти", посвященного Йошкар-Оле, в их честь вознесся монумент воинской славы.

В семье учительницы М.С. Шерстневой погибли трое сыновей: Борис, Евгений, Геннадий. Из семьи Т.Н. и А.И. Набатовых на войне сражались 5 сыновей и 2 внука, сын Федор и внук Валентин не вернулись домой.

Пятерым воинам, призванным Йошкар-Олинским военкоматом, присвоено звание Героя Советского Союза: Василию Архипову, Хативу Хасанову, Александру Шумелеву, Ахметхану Кан кошеву, Терентию Морозу. Именами первых троих названы улицы города. B.C. Архипов - уроженец деревни Княжна, взят в Красную Армию будучи студентом Марийского пединститута. А.Т. Канкошев до войны был начальником Йошкар-Олинского аэроклуба имени Наты Бабушкиной. Х.Х. Хасанов работал в депо станции Йошкар-Ола. А.П. Шумелев, уроженец деревни Большая Ноля, до призыва в армию служил в учреждениях города. Терентий Мороз был эвакуирован с Украины, в Йошкар-Оле закончил ремесленное училище, работал на заводе. Десятки студентов педагогического и лесотехнического институтов осенью 1941 года были направлены в военное училище города Подольска, и в самые тревожные дни обороны Москвы осенью 1941 года, сражаясь на Можайском шоссе, почти все погибли. О них нам напоминает в Йошкар-Оле улица Подольских курсантов. Увековечены на карте города также имена отважных земляков-генералов И.И. Анциферова и Петропавловского, Героев Советского Союза - уроженцев республики В.И. Соловьева, З.Ф. Прохорова, К.П. Кутрухина, М.В. Лебедева, A.M. Яналова, Н.С. Рябинина.

После Великой Отечественной войны с Йошкар-Олой была связана жизнь Героев Советского Союза А.И. Владимирова, И.И. Долганова, М.А. Зарецких, Т.К. Кержнева, СИ. Кострова, И.А. Кулика, М.Н. Логинова, Б.С. Шабалина, З.В. Семенюка.

В Йошкар-Оле и окрестностях (в частности, на станции Сурок) формировались воинские части для фронта. В составе одной из них ушел на фронт и погиб поэт Николай Майоров, написавший незадолго до этого в одном из стихотворений:

Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, недолюбив.
Не докурив последней папиросы.

В формировавшихся частях, а также в йошкар-олинских эвакогоспиталях от недоедания, ран, болезней умерли сотни воинов. Они похоронены в братских могилах на Марковском кладбище.

Имевшиеся немногочисленные предприятия города переводились на выпуск военной продукции. Работали под лозунгом "Все для фронта, все для победы".

В Йошкар-Олу летом и осенью 1941 года было эвакуировано с запада несколько предприятий. На стройплощадке возводившегося объекта N 297 разместились Одесский завод киноаппаратуры, часть московского завода "Компрессор", Московский оптико-механический завод, опытный завод Государственного оптического института из Ленинграда. Это предприятие затем получило название "почтовый ящик N 42". Ныне это Марийский машиностроительный завод, награжденный высшей наградой СССР - орденом Ленина за огромный вклад в укрепление Вооруженных Сил страны. Рядом, через дорогу, объект N 298 заполнился оборудованием нескольких цехов Московского прожекторного завода и вскоре стал называться "п/я N 43". Это завод электроприборов, позже - завод полупроводниковых приборов, единственное в республике предприятие, награжденное орденом Великой Отечественной войны 1-й степени.

Кроме того, сюда был эвакуирован из Киева завод торговых весов имени XIII летия Октября, который тоже выпускал военную продукцию (после войны стал заводом "Торгмаш"). В Йошкар-Оле в эвакуации оказались Государственный оптический институт, где работал выдающийся ученый, академик СИ. Вавилов, ОКБ-43, Ленинградская военно-воздушная академия.

Сотрудник ГОИ А.В. Луизов вспоминал: "Через полтора месяца после начала Великой Отечественной войны мы узнали о решении эвакуировать наш институт из Ленинграда. Куда мы должны выехать? Куда-то за Волгу, в Йошкар-Олу. Однако это не обрадовало нас: в таком маленьком городе сможет ли развернуть свою работу наш институт?.. Прибыли в Йошкар-Олу. Разместились в здании Лесотехнического института. Обновили электропроводку, аудитории разделили на небольшие лабораторные комнаты. Потеснились в своих квартирах горожане, и всем работникам института нашлась жилая площадь. В Йошкар-Оле, оказывается, вполне можно жить и работать!.. Многие йошкаролинцы стали работать в институте, в его отделах, мастерских".

С пуском в эксплуатацию, с началом работы эвакуированных предприятий выросла в городе нагрузка по энергоснабжению. Имевшаяся электростанция начала испытывать трудности уже в июле 1941 года. В 1942 году она имела возможность только на 40 процентов покрыть потребности города в электроэнергии. Перебои приводили не только к частым отключениям бытового сектора и социальных учреждений, но даже к случаям временного прекращения подачи энергии на заводы, выполнявшие важные военные заказы. Оптический институт даже вынужден был построить небольшую собственную электростанцию, чтобы не срывать важные задания.

Еще в августе 1941 года было принято постановление Совнаркома СССР о строительстве в Йошкар-Оле крупной тепловой электростанции, работающей на торфе, но начало работ долго откладывалось, и местным руководящим органам пришлось несколько раз обращаться по этому поводу в Москву, в Государственный Комитет обороны. Руководителем строительства был назначен И.И. Наймушин, в будущем Герой Социалистического Труда. К работам были привлечены и комсомольцы-добровольцы, и трудмобилизованные, и заключенные. Было организовано Арбанское торфопредприятие, где вручную добывали торф и возили в город, где на окраине выстроили новое здание электростанции. Проблема электроснабжения промышленных предприятий и жилого сектора города была решена осенью 1943 года. В 1944 году от электростанции до торфопредприятия проложили 10 км узкоколейной железной дороги.

С первых дней войны на улицах города было установлено несколько громкоговорителей, которые три раза в день передавали сводки Совинформбюро.

Для перемещенных сюда заводов и институтов освобождались все возможные помещения, вплоть до некоторых школ - всего 38 помещений. Пединститут был отправлен в Козьмодемьянск, лесотехнический институт - в Кожласолу Звениговского района, музыкально-театральный техникум и театр - в Новый Торъял и т.д.

Вместе с оборудованием прибывали лишь инженерно-технические работники и небольшой костяк рабочих-мастеров. Молодые йошкаролинцы пополняли ряды рабочих, овладевая мастерством прямо у станков под руководством опытных специалистов или через эвакуированные ремесленные училища.

Прославились комсомольско-молодежные фронтовые бригады Нины Царегородцевой с завода "XIII лет Октября", Марии Пуртовой с завода N 298 и другие.

Жители Йошкар-Олы, потеснившись, дали приют тысячам семей гражданского эвакуированного населения, детям, в том числе из блокадного Ленинграда.

Ученые разрабатывали, инженерно-технические работники и рабочие воплощали новые образцы военной техники и изделий для будущего мирного времени. Город стал родиной люминесцентной лампы, самых чувствительных в мире микроскопов и мощных телескопов, прожекторов. Здесь были созданы фотообъективы "Телемар" (то есть телескопический марийский), "Таир" (по названию озера) и т.д.

За успешные разработки Государственные (тогда - Сталинские) премии получили академики СИ. Вавилов, И.В. Гребенщиков, член-корреспондент АН СССР А.И. Тудоровский, профессора А.А. Гершун, Г.Г. Слюсарев, научные работники И.Б. Левитин, Е.И. Брумберг, К.С.Евстропьев и другие.

В июне 1945 года за успешную работу в Йошкар-Оле в годы войны орденом Красного Знамени была награждена Ленинградская военно-воздушная академия (за время пребывания в городе в ней было подготовлено 2270 военных инженеров). В память о пребывании академии на здании Маргоспединститута установлена мемориальная доска.

Мемориальная доска на здании нынешнего Марийского государственного технического университета напоминает, что здесь в годы войны работали академики С.И.Вавилов, И.В. Гребенщиков, А.А. Лебедев, В.П. Линник, А.Н. Теренин. Мемориальная доска установлена на доме, где жил С.И. Вавилов, его именем названа одна из улиц города. И сам академик не забывал проведенные здесь годы. Уже будучи президентом Академии наук СССР, на сессии Верховного Совета СССР он говорил: "За годы войны в эвакуации мне пришлось довольно основательно познакомиться со столицей Марийской автономной республики - городом Йошкар-Олой. До революции этот город, спрятанный среди лесов и болот, носил... название Царевококшайска. Об этом городе реальное представление имели только этнографы, а до широких кругов сведения о нем доходили почти исключительно через Салтыкова-Щедрина - доходили, как о крайнем пределе глуши и провинциализма. И вот за четверть века этот маленький город, оставшийся и теперь небольшим, изменился неузнаваемо... Ясно, при дальнейшем развитии в том же направлении Йошкар-Ола станет важным культурным и научно-техническим центром".

В йошкар-олинской эвакуации завершал свою знаменитую серию гуашей "Ленинград в блокаде" художник М.Г. Платунов, уроженец Мари-Турека. Творческую жизнь здесь, в эвакуации, продолжали и оказывали помощь местным кадрам художник П.С. Добрынин, композитор-музыковед М.Ф. Гнесин и многие другие. Отсюда несколько раз отправлялась к воинам фронтовая концертная бригада замечательного марийского музыканта Павла Тойдемара. В труднейших военных условиях в Йошкар-Оле родился кукольный театр. Жители города подписывались на военные займы, активно участвовали в сборе теплых вещей и подарков для бойцов, средств в помощь фронту, на строительство танковых колонн и авиаэскадрилий. По мере освобождения западных районов страны от фашистских оккупантов из Йошкар-Олы, как и из других восточных регионов, отправлялись туда эшелоны с одеждой, предметами домашнего обихода в помощь пострадавшим от оккупации.

Послевоенные годы стали временем стремительного всестороннего развития Йошкар-Олы. Эвакуированные сюда в начале войны предприятия не были реэвакуированы на старые места, остались здесь, составив основу индустриального облика столицы Марийской АССР. Они с 1945 года давали около двух третей объема промышленной продукции республики. Только часть предприятий перевели на выпуск мирной продукции. Швейная фабрика "Заря", промартель "Труженица" вместо военной одежды вновь стали выпускать обычную одежду для населения, на последней был восстановлен и вышивальный цех. Завод "XIII лет Октября" специализируется с тех пор на производстве холодильного оборудования для предприятий торговли и общественного питания, став ведущим в СССР в своей отрасли. Витаминный завод больше стал отвечать своему названию, хотя значительная часть продукции продолжала там вырабатываться в закрытых цехах и принималась представителями армии.

Основные, наиболее крупные заводы остались "почтовыми ящиками" в составе военно-промышленного комплекса и в условиях сложной международной обстановки "холодной войны" способствовали укреплению обороноспособности и военной мощи нашей Родины. В связи с этим город стал закрытым даже для представителей братских стран народной демократии.

Если в довоенный период в Йошкар-Оле в основном имелись мелкие предприятия легкой и пищевой промышленности местного значения, то теперь преобладающее место начали занимать заводы общесоюзного значения, которые условно назывались "предприятия машиностроения и металлообработки" (иногда добавлялось слово "приборостроения"). В 50-е - 60-е годы к имеющимся добавились родственные заводы - "Электроавтоматика", "Контакт", "Новатор", механический. Конечно, индустрия Йошкар-Олы развивалась за счет и других отраслей. В частности, большую известность получил завод искусственных кож, была построена трикотажная фабрика, расширены и реконструированы молокозавод, хлебозаводы, мясокомбинат, макаронная фабрика. Кирпичный завод из сезонного превратился в постоянно действующий.

В первые послевоенные годы жилищное строительство больше продолжало традиции 20-х - 30-х годов по индивидуальной деревянной застройке, только теперь участки горисполкомом выделялись больше в западном и юго-западном направлении, неподалеку от барачных кварталов военного времени. Только в 1947 году было выделено около 500 участков под индивидуальное строительство в районе деревень Марково, Лапшино. В середине 50-х годов в городе развернулось широкое инициативное жилищное строительство двухэтажных деревянных, а со временем каменных домов рабочими и служащими. Для них, как для промышленного и гражданского строительства, требовалось больше и больше кирпича. Йошкар-Олинский завод поставлял красный кирпич, он дополнялся силикатным кирпичом из поселка Силикатный. Появились первые строительные краны, железобетонные конструкции. Город рос в высоту. Деревянные тротуары уступали место асфальтовым, уходили в прошлое сослужившие в свое время добрую службу торцовые мостовые.

Заводы железобетонных изделий и конструкций означали начало нового этапа развития строительной индустрии города и республики в целом. Мощные строительные организации специализировались - Марпромстрой, Маригражданстрой, Марагрострой, Йошкар-Оластрой. Выдающееся значение для развития города имело проведение сюда от Зеленодольска высоковольтной линии электропередачи (1959 год), газопровода того же маршрута (1967 год). А вообще газификация города на основе привозного газа началась раньше - в 1958 году была построена газораздаточная станция.

Большим достижением йошкар-олинских архитекторов и строителей 50-х - 60-х годов стала ансамблевая застройка центра города. Уютно застроился бульвар Чавайна, обновился центральный участок улицы Советской. Но особенно украсила Йошкар-Олу центральная площадь. Раньше центром города была Базарная площадь, ставшая площадью Революции. Когда в начале 30-х годов базар оттуда перенесли на окраину города, в район современного кинотеатра "Рекорд", затем передвинули еще дальше на юго-запад, а площадь Революции засадили деревьями и кустарником, практически город лишился фиксированного центра. Во второй половине 30-х годов и сразу после войны такую роль пытались отвести Юбилейной площади, сформированной на пустыре между областной (бывшей земской городской) больницей и железнодорожным вокзалом. Но это не получилось. Другая перспектива была намечена еще в середине 30-х годов, когда начали строить и в 1937 году построили Дом Советов (архитектор А. Гринберг, инженер П.С. Шорин) на юго-западной окраине города (сейчас часть этого здания занимает госуниверситет, в другой части разместились различные учреждения). Последующие события отодвинули идею привязать к этому зданию главную площадь города, тем временем намеченная территория оказалась застроенной одно- и двухэтажными деревянными домами. Во второй половине 50-х годов идея стала осуществляться. К 1960 году было построено здание Марийского драматического театра имени Шкетана, обращенное фасадом к югу (архитекторы М. Ни и П. Самсонов) и ставшее украшением города. Напротив него по ул. Институтской (ныне Ленинский проспект) поднялось соразмерное с театром по объемам и стилю здание, часть которого представляла собой жилой дом, часть - гостиницу "Советская" с рестораном "Таир" (сейчас вместо гостиницы - различные учреждения и организации).

С постройкой нового корпуса политехнического института (бывшего лесотехнического, ныне технического университета), обращенного главным входом в сторону Дома Советов, площадь сформировалась. В 1966 году здесь установили памятник В.И. Ленину работы знаменитого скульптора М.Г. Манизера (архитектор Н. Рожин), и площадь стала носить имя Ленина. С тех пор это признанный центр города. Улица Институтская, пролегающая рядом, была переименована в Ленинский проспект, здесь были возведены новые здания горисполкома (администрации города), семиэтажный Дом правительства, 12-этажная гостиница "Йошкар-Ола". Ленинский проспект отнял у улицы Советской роль главной магистрали города. Хотя и сама улица Советская от Ленинского проспекта до вокзала преобразилась. Где раньше тянулся ряд складов и небольших предприятий, появились внушительные многоэтажки, современно оформленный "кривой" дом, спортивный комплекс "Юбилейный". А на другой стороне улицы Советской сохранен уютный сквер имени Наты Бабушкиной, Юбилейная площадь приобрела вид благоустроенного сквера с фонтаном и скульптурой "В космос". Преобразилась привокзальная площадь, связавшая воедино железнодорожный и автобусный вокзалы. Теперь перед гостями города, приедут они к нам на поезде или автобусом, с первого взгляда предстает город ухоженный, архитектурно грамотно оформленный, зеленый.

Если говорить о зелени, нельзя не упомянуть Парк культуры и отдыха, который расширен и влит в единый ансамбль с Воинским мемориалом с Вечным огнем по оси бульвара Чавайна с востока и улицы Свердлова с запада.

Другим большим достижением йошкар-олинских градостроителей является освоение под жилищное строительство левобережной поймы Малой Кокшаги, где еще не так давно были луга и болота, заливаемые весной полой водой. Земснарядами на низину был намыт песок из реки и застроен обширный заречный жилой массив, отвечающий современным градостроительным нормам и принципам. Выиграла и сама река, ее акватория расширилась до 120 га, берега стали более удобными, приспособленными для отдыха горожан. Пять мостов, из них два пешеходных, соединяют старую часть города с заречьем. Там разбит новый парк культуры и отдыха имени 400-летия Йошкар-Олы, возводится грандиозный культурно-развлекательный и спортивный комплекс.

По мнению архитектора А. Галицкого, основные архитектурные решения в Йошкар-Оле приняты грамотно: "Йошкар-Оле не грозит удручающая одинаковость и безликость. Наш город имеет четкую планировочно-пространственную структуру, отлично сформировавшийся центр, обилие зеленых пространств, выразительную застройку, свое лицо, образ. Он лишен самого страшного бича многих современных городов - чересполосицы производственных и жилых зон". Это было написано двадцать лет тому назад. К сожалению, за это время наблюдались не только положительные сдвиги (как упомянутое устройство привокзальной площади), но и немало ошибочных решений и невосполнимых потерь: уничтожены образцы деревянного зодчества (старый театр, дом Юферева и другие постройки), многоэтажными глыбами искажен уютный ансамбль бульвара Чавайна у пересечения с улицей Карла Маркса, аляповатыми строениями испорчен берег Малой Кокшаги.

Еще в 1979 году определена историческая заповедная зона Йошкар-Олы (район первоначальной крепости) с особым режимом градостроительных работ, но он с самого начала не соблюдается. Первое серьезное общественное обсуждение проблем заповедной зоны состоялось только в 1988 году, но и после этого мало что изменилось. В 1990 году решениями Президиума Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, Министерства культуры и Госстроя Российской Федерации Йошкар-Оле присвоен статус исторического города.

Республиканская (бывшая областная) больница долгое время была одновременно и городской и располагалась там же, где в конце XIX века была возведена земская городская больница. Она была разделена на республиканскую и городскую в 1954 году. В начале 50-х годов на северо-западной окраине, рядом с кварталами индивидуальной застройки и колхозными полями, начала строиться Республиканская больница (завершена в основном в 1958 году). А городская осталась на прежнем месте. В 60-е годы началось строительство городского больничного городка в заречной части города на окраине леса, в парковой зоне. В феврале 1966 года он принял первых пациентов. Была возведена новая городская детская больница, открыто несколько поликлиник для обслуживания населения в различных частях города. Крупные предприятия имели свои лечебно-санитарные части, другие - медпункты.

В Йошкар-Оле также функционирует Республиканская больница ветеранов войн. С 1997 года работает пансионат "Сосновая роща" для ветеранов войны и труда.

Широкую известность в стране и за рубежом получил Центр патологии речи и нейрореабилитации под руководством профессора В.В. Севастьянова.

В последние десятилетия XX века в Йошкар-Оле построено много учреждений культуры: городской Дворец культуры имени ХХХ-летия Победы, дворцы культуры и техники Марийского машиностроительного завода и завода полупроводниковых приборов, кукольный театр, два корпуса Республиканской библиотеки и прочее. В 1968 году открыт музыкальный театр, который начал свою творческую биографию постановкой первой марийской оперы Эрика Сапаева "Акпатыр". В последующем он был преобразован в Марийский государственный театр оперы и балета имени Э. Сапаева. Ансамбль песни и пляски Маргосфилармонии послужил основой создания двух самостоятельных творческих коллективов - вокально-хореографического ансамбля "Марий Эл" и хоровой капеллы, которой присвоено имя марийского композитора Алексея Искандарова. В 1991 году открыт Марийский театр юного зрителя. Больших успехов достиг Республиканский русский драматический театр, которым с 1964 года до своей кончины в 1994 году руководил талантливый режиссер Георгий Викторович Константинов, народный артист РСФСР, имя которого присвоено театру, а также театр удостоился статуса академического. Он получил отличное новое здание в центре города на берегу реки. Театр имени Константинова стал инициатором проведения в Йошкар-Оле международных фестивалей русских драматических театров. 5 театров, 5 дворцов культуры, 3 музея, 3 кинотеатра, 7 детских школ искусств - таков культурный потенциал города!

В 1972 году Йошкар-Ола стала университетским городом, и за тридцать с лишним лет Марийский госуниверситет укрепил свой авторитет в семье российских вузов своими научными школами и системой подготовки кадров. Бывший Поволжский лесотехнический институт, преобразованный в 1968 году в политехнический, в 1995 году стал Марийским государственным техническим университетом. В системе высшего образования Йошкар-Олы и республики достойное место занял негосударственный вуз - Марийский филиал Московского открытого социального университета. В городе работают 40 школ (некоторые из них получили статус лицеев и гимназий), 7 средних специальных учебных заведений.

3 ноября 1970 года в Йошкар-Оле появилось троллейбусное сообщение, а сейчас уже имеется 12 маршрутов, а автобусных - 15.

Одной из самых памятных дат в истории Йошкар-Олы является награждение города орденом Трудового Красного Знамени "за успехи, достигнутые трудящимися города в хозяйственном и культурном строительстве, и в связи с 400-летием со времени основания" по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1984 года. Вручение городу этого ордена стало большим праздником для горожан, и с этого времени отмечается ежегодно День города. После провозглашения суверенитета Российской Федерации в 1991 году празднование Дня города было совмещено с Днем России 12 июня, в этот же день отмечались марийский народный праздник "Пеледыш пайрем" и татарский "Сабантуй". В 2003 году городское собрание приняло решение не совмещать День города с другими праздниками, а проводить его впредь во вторую субботу августа, что больше соответствует истории основания города.

Йошкаролинцам запомнились тревожные дни августа 1972 года, когда к югу и юго-западу от города бушевали лесные пожары, уничтожившие 174 тысячи гектаров леса. Специфичность объектов, находившихся в близлежащих от Йошкар-Олы лесах, вызвала обеспокоенность Правительства СССР. И по его распоряжению местные партийные и советские органы, воинские части приложили героические усилия, чтобы остановить лавину пожара на дальних подступах к городу. Тысячи горожан откликнулись на обращение Совета Министров республики и обкома КПСС от 26 августа: "Все на борьбу с лесными пожарами!"

С начала 90-х годов с изменением общественно-политического строя в стране произошли перемены в духовно-религиозной жизни горожан. Разоренное, доведенное до критического состояния работой пивзавода здание Вознесенской церкви было возвращено общине православных верующих вместе с частью прилегающих зданий. Вскоре над отремонтированным зданием надстроили купол, и над храмом вознесся крест. Церкви придан статус собора, поскольку Воскресенский собор, действовавший после открытия в 1945 году до 1961 года, был снесен до основания. Кроме Вознесенского собора, в городе начала работать отреставрированная Тихвинская церковь. Под видом реставрации на оставшихся руинах заново строится Троицкая церковь. Но то ли чертежи утеряны (может быть, их и не было), то ли по какой другой причине возводимая каменная громада совсем не похожа на то изящное классическое сооружение церковной архитектуры конца XVII - начала XVIII века, которое нам известно по сохранившимся фотографиям.

В Йошкар-Оле живут не только православные христиане. Мусульмане возвели в районе ремзавода красивую мечеть. В юго-западной части города появилась лютеранская церковь, построенная финнами. В пригородной Дубовой роще решением администрации города выделено марийцам-язычникам, которые организовали свое объединение "Ошмарий-Чимарий", несколько гектаров для устройства священной рощи - кусото.

В 1968 году Йошкар-Олинский горсовет установил звание "Почетный гражданин города Йошкар-Олы" "с целью признания выдающихся заслуг граждан и поощрения личной деятельности, направленной на пользу города, обеспечения его благополучия и процветания". Удостоверение N 1 получил самоотверженный труженик, машинист башенного крана, внесший свой труд в возведение многих зданий города, - Петр Павлович Николаев, Герой Социалистического Труда. Этого почетного звания удостоились более 40 человек. Среди них выдающийся советский композитор, лауреат Ленинской премии, народный артист СССР Андрей Эшпай, автор песни о Йошкар-Оле, признанной гимном города (слова поэта Леонида Дербенева), замечательный фотожурналист, уроженец Царевококшайска Виктор Темин, министр строительства СССР Г. Караваев, оказавший большую помощь городу в создании строительной индустрии.

Звание почетного гражданина было присвоено Павлу Алексеевичу Самсонову, который в течение длительного времени работал председателем Йошкар-Олинского горисполкома и главным архитектором города, его именем названа улица города.

Этим почетным званием были отмечены профессора политехнического института В.Н. Смирнов и Ю.Я. Дмитриев, драматург Сергей Николаев, замечательная мастерица-вышивальщица фабрики "Труженица" П.И. Ласточкина, токарь машиностроительного завода М.С. Басов, слесарь-инструментальщик ЗПП Герой Социалистического Труда В.А. Баженов, признанные краеведы, внесшие немалый вклад в изучение истории и сохранение исторических памятников родного города, Л.П. Полубарьева и Б.В. Бабушкин, увлеченный писатель-краевед Ким Васин, учительница школы N 11 Т.И. Александрова, воспитавшая и обучившая тысячи молодых йошкаролинцев, фрезеровщик Машиностроительного завода, Герой Социалистического Труда А.О. Красилов, председатель ассоциации "Строитель", бывший председатель горисполкома Ю.А. Минаков, ректор МарГТУ Г.С. Ощепков и другие.

С Йошкар-Олой связана жизнь и многих других замечательных людей, которыми гордились и гордятся горожане: лауреата Государственной премии СССР, народного поэта республики Миклая Казакова, профессора пединститута В.М. Тарасовой, профессора МарГУ В.Ф. Пашукова, генерального директора объединения "Марийский машиностроитель", Героя Социалистического Труда Ю.М. Свирина, народных писателей республики Аркадия Крупнякова, Геннадия Матюковского, Александра Юзыкайна, директора республиканской библиотеки, заслуженного работника культуры России В.Г. Орлова, директора сельхозопытной станции, Героя Социалистического Труда Д.И. Никеева, заслуженного работника культуры России, видного общественного деятеля Н.Ф. Рыбакова, заслуженной артистки России, балерины Аллы Александровой и многих других заслуженных людей.

Семь работников Марийского машиностроительного завода за разработку новейших образцов техники были удостоены Государственной премии СССР и России: М. Огородников, В. Алексеев, Ф. Заболотский, Л. Пермогорский, В. Маркин, В. Шевчук, Ш. Кадышев.

В Йошкар-Оле родились и выросли олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Зинаида Дружинина (Воронина), олимпийская чемпионка по баскетболу Тамара Калягина (Даунене), заслуженный художник России Александр Бакулевский, заслуженный артист России, солист Большого театра, художественный руководитель театра имени Э.Сапаева Константин Иванов, доктор экономических наук В.П. Подоплелов, много лет проработавший председателем Президиума Коми филиала Академии наук СССР и другие известные люди.

Имена не всех ушедших в мир иной земляков увековечены на карте города. Но о многих из них напоминают названия некоторых организаций и улиц Йошкар-Олы. Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории носит имя крупного ученого-финноугроведа В.М. Васильева, его именем названа также улица. Марийский национальный музей назван в честь другого известного исследователя Т.Е. Евсеева. Имя первого марийского композитора И.С. Ключникова-Палантая носят музыкальное училище и улица, ему установлен памятник и открыт дом-музей. Памятники основоположнику марийской литературы С.Г. Чавайну установлены на бульваре его имени и перед Национальной библиотекой его имени. Память первого академика из мари В.П. Мосолова увековечена в названии улицы и установкой бюста перед главным корпусом Марийского государственного университета. О классике марийской литературы М. Шкетане (Я.П. Майорове) напоминает драматический театр, рядом с которым установлен его бюст, а также название улицы. Знаменитый киноактер Йыван Кырля живет в названии улицы, прекрасный поэт Валентин Колумб - в названии юношеской библиотеки. Увековечены в названиях улиц имена первых общественных деятелей, стоявших у истоков марийской автономии: В.А. Мухина, И.П. Петрова, С.А. Чернякова, А.К. Эшкинина, просветителя Л.Я. Мендиярова, краеведа-ученого М.Н. Янтемира, композитора Я.А. Эшпая, одного из первых марийских инженеров СИ. Анникова, партийных деятелей П.В. Ураева и В.П. Никонова, мичмана атомной подводной лодки "Курск" В. Шаблатова, писателей Тыныша Осыпа, Осыпа Шабдара, А.Ф. Конакова, Д.Ф. Орая, Олыка Ипая. Школе "Синяя птица" присвоено имя ее основательницы Татьяны Иштриковой.

Иошкаролинцы также увековечили память отважной парашютистки, мировой рекордсменки Наты Бабушкиной, погибшей во время показательного прыжка в июне 1936 года. Сквер напротив больницы, в которой она скончалась, назван ее именем. Он имеет законченный архитектурно-планировочный вид, удачно благоустроен и является любимым местом отдыха взрослых и детей. Здесь установлен бюст героини.

К сожалению, старинные кладбища города в эпоху борьбы с "религиозным дурманом" ликвидированы, превращены в парки, скверы или их просто сравняли с землей. Но прах умерших в последние три четверти века покоится на Марковском и Туруновском кладбищах, где на многих могилах установлены хорошие памятники. Ныне действующее городское кладбище находится у деревни Паганур Медведевского района.

В 1971 году Йошкар-Ола стал побратимом венгерского города Сомбатхея, центра Вашской области. В связи с этим улица Свободы была переименована в улицу Вашскую, а строящийся микрорайон в заречье назвали Сомбатхейским. Расположенный там торговый центр получил название "Савария" (древне-римское имя Сомбатхея), перед ним была установлена работа венгерского скульптора Михая Немета. В свою очередь в далеком Сомбатхее родился микрорайон "Йошкар-Ола" и установлена скульптурная композиция йошкар-олинского скульптора А. Ширнина.

И не только в Венгрии можно услышать такое название. В 1984 году оно появилось в космосе: одной из малых планет Солнечной системы дали имя Йошкар-Ола.

В Йошкар-Оле, кроме архитектурных и скульптурных памятников, определены и природные памятники: Сосновая роща, Дубовая роща. Самый примечательный памятник природы - ботанический сад МарГТУ. Такое название он носит с 1989 года, до этого назывался дендрологическим садом. Там множество экзотических представителей растительного мира планеты. Расположен он на юго-восточной окраине города и занимает более 70 га.

Йошкар-Ола - многофункциональный город с преобладанием промышленности (около 70 процентов). На начало 2004 года здесь насчитывалось более 300 улиц, переулков, проспектов, бульваров. Автобусные линии составляют около 140 км, троллейбусные - 242 км. Обеспеченность квартирными телефонами составляет около 95 процентов.

19 августа 1968 года исполком Йошкар-Олинского городского совета утвердил современный герб города (автор Н.В. Иванов). Он имеет щитовидную форму с прямыми углами в верхней части и с округлениями двух нижних углов в овалы и острием к середине нижней части. Левая половина шита окрашена в голубой цвет, правая - в красный. На верхнем краю щита на белом фоне помещено название города, выведенное золотом, под ним горизонтально идет кайма с марийским орнаментом. Сохраняя преемственность со старым гербом, на нем изображен лось с гордо поднятой головой, а над ним, символизируя индустриальный характер города, помещена шестеренка, перерастающая в силуэт снежинки.

Население Йошкар-Олы (Царевококшайска, Краснококшайска), по официальным данным переписей, составляло: 1897 год - 1,7 тыс. человек, 1926 год - 4,3 тыс. человек, 1939 год - 27,2 тыс. человек, 1959 год - 88,7 тыс. человек.

Как выше сообщалось, в определенные периоды городской администрации были подчинены сельские советы, сельсоветах. Поэтому официальные данные переписей, которые в 1979 году показывают 201,4 тыс. человек, в 1989 году - 241,5 тыс. человек, в 2002 году - 281,1 тыс. человек населения, - это количество населения всего муниципального образования, а не непосредственно городского населения Йошкар-Олы. В частности, по переписи 2002 года в указанное количество вошло 24,4 тыс. человек, которые проживали в поселке Аэропорт и пяти сельсоветах (Сидоровском, Куярском, Кокшайском, Кундышском, Семеновском). Таким образом, непосредственно в городе Йошкар-Оле в 2002 году, по официальной переписи, проживали 256,7 тыс. человек.

По оценке на 1 января 2003 года, население города Йошкар-Олы и относящихся к нему сельских территориальных управлений составляло 276, 5 тысяч человек. Следовательно, происходит убыль численности жителей в результате превышения смертности над рождаемостью, и даже прибытие определенного количества вынужденных переселенцев и беженцев с Кавказа и из Средней Азии не может перекрыть действие этого фактора.

Город Йошкар-Ола - столица Республики Марий Эл. И все, что здесь происходит, конечно, не безразлично руководству республики. Как найти разумное распределение властных полномочий и ответственности между республиканскими органами власти и управления и муниципальными органами управления - вопрос не простой.

10 июля 2003 года Государственное Собрание Республики Марий Эл утвердило республиканскую целевую программу социально-экономического развития города Йошкар-Олы на 2003-2008 годы под названием "Столица". Ее целью определено "создание качественной городской среды, понимаемой как совокупность благоприятных условий для жизни населения и деятельности хозяйствующих субъектов".

Начало осуществления этой программы потребовало принятия Государственным Собранием республики закона "О статусе столицы Республики Марий Эл", где сделана попытка подробно расписать распределение функций между республиканскими и муниципальными органами в осуществлении Йошкар-Олой функций столицы республики и вообще в развитии города. Для йошкаролинцев важно, чтобы в XXI столетии старинный город развивался динамично, спокойно, сохраняя и наращивая накопленный предыдущими поколениями социально-экономический и интеллектуальный потенциал.

Обсудить на форуме

все регионы
Rambler's Top100
© 12rus.ru 2006-2017
дизайн masterw.ru