логин:
пароль:


Rambler's Top100

  г. Йошкар-Ола


Деревня КОЖИНО (починок РЕПИН, починок КОЖИН)

 

Не существующая ныне деревня. Она находилась в 2 км к юго-западу от центра Йошкар-Олы. Первоначально эта деревня была починком Репиным, имевшим второе название починок Кожин — по имени первопоселенца с Вятской стороны по прозвищу Кожа, крестьянина Г. Кожина. В починке этом насчитывалось всего 2 двора. Образовался он приблизительно в 30-е — 40-е годы XVII века. 18 июня 1647 года с целым рядом деревень и починков Дворцовой волости Царевококшайского уезда починок Кожин был пожалован царем Алексеем Михайловичем своему окольничему, князю Владимиру Григорьевичу Ромодановскому. Вскоре, по смерти князя и по изданию Соборного Уложения 1649 года, воспрещавшего передачу сел и деревень, находящихся в непосредственной близости к городскому посаду, этот починок, как и другие деревни близ Царевококшайска, был возвращен в ведение Приказа Большого Дворца. По описи 1649 года, в Кожине проживали крестьяне "Микита Андреев с детьми Ерофейкой да Офонькой, Ондрюшко Иванов с детьми, Гришка Иванов, Кожин с братом Евсейкой по прозвищу Дружинка, да у Гришки детей Ивашко да Исайко". Всего на тот момент в починке насчитывалось 6 дворов. В конце екатерининского правления, в 1795 году, Кожино выросло до 19 дворов, в которых проживали 43 женщины и 43 мужчины. Сама деревня входила в состав Дворцовой Загородной волости.

В пореформенную эпоху в Кожине было 30 дворов с 76 мужчинами и 96 женщинами. Земли в пользовании Кожинского сельского общества Вараксинской волости числилось 176 десятин. Опись 1865 года дает более детальное представление об этой деревне и ее угодьях. Ревизских душ крестьян — 74, 35 мужчин и 40 женщин. Лошадей — 30. Земли усадебной — 10 дес. 1500 саж., пахотной — 136 дес. 500 саж., сенокосной — 88 дес. 2350 саж., выгонной — 7 дес, всего удобной — 242 дес. 1950 саж., неудобной — 18 дес. 50 саж.

Деревня Кожино была известна своими промыслами. В 1881 году 15 женщин занимались тканием холстов, 19 человек — гончарным ремеслом. По одному человеку занималось рубкой и пилением леса и маслобойным делом. Трое специализировались на шерстобойном ремесле и катании валенок.

Обычным занятием жителей Кожина было земледелие. Высевали, в основном, рожь, разводили домашний скот. Зимой, когда полевых работ не было, кожинцы работали в лесу на рубке и трелевке леса (вывозке на лошадях), заготавливали бревна, дрова, добывали живицу, уголь. Не обидела природа кожинцев и другими своими дарами — красной глиной, пригодной для изготовления красного кирпича, а также белой — для гончарного ремесла. В Кожине сложились целые династии кирпичников, таких как, к примеру, семья М.К. Кожина. Сам Кожин копал глину, формовал из нее кирпич, который затем обжигал и вывозил на продажу. Попутно с братом он скупал в дальних деревнях скот, который забивал и продавал по контракту армии. Еще до массовой коллективизации он со своей семьей уехал в Иркутск.

Федор Маркович Белов был искусным гончарным мастером. Он получил грамоту и бронзовую медаль за "удовлетворительное выполнение гончарных изделий" на I Казанской ремесленной и сельскохозяйственной выставке 1888 года. Для участия в этой почетной и престижной выставке он изготовил 50 изделий из белой глины, причем в миниатюре. Качество изделий проверяли по звону чем меньше изделие, тем звонче оно звучит. На другой выставке Казанской международной 1909 года — Федор Белов вновь представил свою глиняную посуду всевозможных сортов. Другой Белов, Иван Федорович, за участие во II Всероссийской кустарной выставке 1913 года в Петербурге был награжден Похвальным листом. У Федора Марковича Белова было двое сыновей от второго брака — Михаил и Василий, которые по примеру отца занимались гончарным ремеслом. Михаил еще до Великой Отечественной войны ушел на завод, а Василий занимался горшечным делом почти до самой смерти в 1954 году. Старожилы помнят его продукцию, которой он торговал на рынке Йошкар-Олы вплоть до 1946 года. Василий Федорович был уважаемым человеком. Он окончил четыре класса в деревенской школе и три класса — в городской. В разное время работал кладовщиком, счетоводом. Избирали его и членом сельсовета.

В Кожине были и свои столяры — братья В.Г. и М.Г. Кожины. В деревне имелись две лавки, в которых можно было приобрести необходимые в крестьянском хозяйстве веши: соль, керосин, сахар, конскую сбрую и прочее. На праздники сельчане могли побаловать детей расписным "нижегородским" пряником и пригоршней карамели, называемой ландрином. Торговали здесь И.С. Семенов и И.Д. Анциферов. Некоторые кожинцы находились на государственной службе. Такими были полицейские стражники и городовые Г. Кожин и К. Анциферов. На почте служил 3. Анциферов.

Среди жителей деревни были распространены фамилии Кожины, Анциферовы, Беловы, Колобковы, Васильевы и Плотниковы.

Девушек кожинские парни брали из близлежащих деревень — Марково, Сидорово, Мышино, Вараксино, Жуково, Лапшино, Пахомово, Коряково, Ширяйково. Туда же выходили замуж и кожинские девушки. Случалось брать невест и из Царевококшайска.

Кожино относилось к приходу церкви Святой Живоначальной Троицы города Царевококшайска. В Кожине всегда с особым размахом отмечался престольный праздник Святой Троицы. После утренней службы в храме и после обедни сельчане выставляли на свои столы разнообразную снедь, самогон, деревенское пиво, ездили в гости друг к другу целыми семьями.

К концу XIX века в Кожине насчитывалось населения 270 человек — 130 мужчин и 140 женщин. Кожинская земельная община на рубеже XIX и XX веков состояла из бывших удельных крестьян. В 1912 году в общине было 226 душ крестьян-собственников и 36 домохозяев, имевших право голоса. Практиковался трехпольный севооборот. Половина пашни была удобрена. Сама пахотная земля была ровной и без оврагов. Светло-бурая почва имела суглинок толщиной 3-5 вершков, подпочва — красно-бурая глина. Сенокосы располагались по Малой Кокшаге. Луга пойменные и суходольные, все чистые и ровные, местами в низинах несколько болотистые.

В годы первой мировой войны в Кожине обрели приют семьи беженцев из Гродненской и Холмской губерний, оккупированных германскими войсками.

В Кожинском двухклассном земском начальном училище в 1915-1916 учебном году преподавала М.В. Никитина, 26 лет, получившая образование в Мариинской гимназии города Казани. Законоучителем был дьякон К.А. Софроницкий, 38 лет, из семьи священника, окончивший городское училище. В Кожинском училище он преподавал с момента его открытия в 1914 году. Пению учила детей В.В. Иванова, которая была назначена заведующей училищем. Была она родом из крестьянской семьи, 27 лет. Закончив педагогические курсы при Царевококшайской женской гимназии, Иванова получила это назначение в 1914 году. Еще до начала первой мировой войны в Кожине появились люди, получившие образование в Царевококшайске, это В.В. Иванова и А.Е. Орешкина, в дальнейшем посвятившая себя аптекарскому делу. В 30-е годы XX века она была репрессирована, получив десять лет лагерей. До последних дней жизни далее она работала в городской аптеке.

Постепенно в Кожине начали складываться кадры сельской интеллигенции. В первую очередь это были учителя. В 1919 году школа насчитывала 3 учителей и от 61 до 75 учащихся. В 1918 году в Кожинской школе преподавала Н.Н. Модина, в 1919 году учили ребят А.Я. Белова и М.А. Белова. Школа размещалась в 2 арендуемых зданиях. Одно было каменное полностью, другое лишь наполовину. В эту школу ходили дети не только из Кожина, но и из Пахомова и Маркова. Среди учащихся традиционно преобладали мальчики, которых из 61 ученика было 41. В школьной библиотеке было 54 тома книг.

Уроженец Кожина И.И. Анциферов начал свой боевой путь в царской армии на фронтах первой мировой войны. В гражданскую войну он был удостоен самой почетной награды Красной Армии — ордена Красного Знамени. В Великую Отечественную войну И.И. Анциферов был ужегенералом, кавалером многих орденов. Имя его носит одна из улиц Йошкар-Олы.

В 1919 году в Кожине был 41 двор и числилось 44 домохозяина, держали 31 лошадь. Крупного рогатого скота насчитывалось 47 голов, а мелкого скота — 144 головы. Продразверстка по льну, наложенная осенью на жителей деревни, составляла 9 пудов 34 фунта и практически была выполнена. Удалось собрать и отправить 9 пудов 10 фунтов.

В деревне в 1919 году жило и работало немало ремесленников. Вот данные описи: К. Белов — портной, Д. Павлов, Т. Васильев, Е. Иванов, П. Степанов занимались обработкой леса, Е. Данилов — горшечник, М. Якимов, А. Павлов, Я. Максимов, Ф. Марков — гончары, В. Владимиров, Г. Владимиров — плотники, И. Иванов, К. Иванов — грузчики леса, Ф. Иванов — печник-каменщик, В. Кондратьев — мыловар, Я. Федоров, Е. Яковлев — валенщики обуви, И. Кириллов — сапожник. По списку ремесленников-специалистов в Кожине Вараксинской волости за 1920 год значатся плотники — братья В.В. и Г.В. Кожины.

В 1921 году, после окончания гражданской войны и в канун нэпа (новая экономическая политика), в Кожине крестьяне имели 39 лошадей, 72 головы крупного рогатого скота, 132 овцы. Коз и свиней почти не осталось — съели в голодный год.

В 1920 году открылась школа грамоты, а с 1922 года приступили к ликвидации безграмотности, в ликбезе работал П.Е. Савинов. В Кожинскую школу приехала работать Е.В. Казаринова. В 1924 году открылась начальная школа. В 1933 году в Кожинской школе I ступени работала заведующей Анциферова.

15 марта 1922 года в Кожине образовалась первая сельскохозяйственная артель, зарегистрированная под названием "Кожиново".

В апреле 1931 года в Кожине, входившем в Коряковский сельсовет, был организован колхоз "Выдвиженец". Население деревни в 1932 году уменьшилось по сравнению с 1925 годом (с 246 до 238 человек). Несколько семей уехали из деревни в города — на фабрики и заводы.

В 1936 году население деревни выросло до 314 человек. Из 72 крестьянских хозяйств 48 принадлежали колхозникам, которых было 207 человек. Единоличников в Кожине было 7 человек, 2 хозяйства. Рабочих и служащих проживало 100 человек (22 хозяйства). В 1940 году в Кожине Большечигашеского сельсовета Йошкар-Олинского района было 159 членов колхоза "Выдвиженец", дворов — 47. Трудоспособных членов колхоза числилось 85 человек. 30 ноября 1936 года колхозники получили Государственный акт на вечное пользование землей. За колхозом было закреплено 269,6 га земли (200,6 га пашни и 38,13 га сенокосов). Скота в колхозе перед войной было гораздо меньше, чем в начале 20-х годов: 8 голов крупного рогатого, 14 лошадей, 10 овец, 105 кроликов. Из сельскохозяйственного инвентаря имелись 2 молотилки, конный привод, сеялка, сенокосилка, жатка-самосброска, 7 плугов, 3 бороны, веялка, весы, 6 телег, 9 саней. В колхозе имелись конюшня, телятник, 3 зернохранилища, картофелехранилище, овин, крытый ток. В 1940 году на трудодень колхозниками было заработано 3,25 кг зерна и 9,5 кг соломы. Возглавлял колхоз Григорий Миронович Колобков.

Перед войной в Кожинской начальной школе учились 75 школьников, которых учили двое учителей. Директором была Патрушева, руководившая школой и после войны, в 1946-1950 годах.

Репрессии, выпавшие на долю советских людей в годы, получившие в народе название "ежовщины", затронули и кожинцев. Плотник Г.В. Кожин в 1938 году три месяца находился под следствием, так как до революции служил полицейским стражником. М.В. Кожин, служивший в царской армии прапорщиком, тоже находился в поле зрения НКВД. В 1938 году он был осужден по печально знаменитой 58-й статье и расстрелян.

В годы Великой Отечественной войны 25 жителей Кожина, а это около трети всего трудоспособного состава колхоза, не вернулись с полей сражений.

Генерал-майором, командиром стрелковой дивизии закончил войну И.И. Анциферов. После войны он передавал свой богатый жизненный опыт на военной кафедре Поволжского лесотехнического института в Йошкар-Оле. Ему было присвоено звание почетного гражданина Йошкар-Олы. Ушел на войну и председатель кожинского колхоза Г.М. Колобков, переживший блокаду Ленинграда в 1941-1944 годах. Закончил войну Г.М. Колобков в Австрии. Его старший брат Василий командовал танковой ротой и, израненный, вернулся домой. Младший брат Аркадий погиб подо Ржевом. Такая семья в Кожине была не единственная.

Говоря о предвоенных и военных годах, нельзя не упомянуть и о поляках, высланных сюда в 1939 году целыми семьями. Часть мужчин затем вступила в Войско Польское. Селяне делились с поляками продуктами, а те лечили больных, шили одежду. После войны поляки репатриировались на освобожденную родину.

В годы войны женщины и подростки были мобилизованы на рытье окопов и установку противотанковых заграждений. Окопы рыли осенью грозного 1941-го в районе Козьмодемьянска, на берегу Волги. Подростки десяти-четырнадцати лет, наравне с женщинами и стариками, как взрослые пахали землю, ухаживали за домашними животными. Рабочие руки требовались и на строительстве эвакуированных заводов. Кожинцы принимали участие в строительстве ТЭЦ-1. Молодые девушки учились военному делу и некоторые из них, пройдя курсы снайперов, уходили на фронт. День 9 мая 1945 года, ставший долгожданным днем Победы, запомнился кожинцам навсегда. Односельчан оповестил дедушка Трофим (Т.В. Андреев), стучавший во все дома рано утром: "Вставайте! Победа! Конец войне!" Все кожинцы и эвакуированные высыпали на улицу, поздравляли друг друга с победой. А в полдень 9 мая 1945 года на крыше дома, где жила семья генерала И.И. Анциферова, взвился красный флаг, который из скатерти сшила супруга генерала Ольга Ивановна и повесил сын Игорь. Вскоре начали возвращаться домой солдаты-победители. Часть из них вернулась на работу в родной колхоз, другие пошли работать на заводы Йошкар-Олы N 297 и N 298, ныне это Марийский машиностроительный завод и завод полупроводниковых приборов.

Молодежь военной поры оказалась на высоте. А.П. Румянцев после окончания Йошкар-Олинского радиомеханического техникума поступил в летное военное училище, заочно закончил Казанский авиационный институт, летал на "Ил-28". Военным летчиком, командиром дивизии стратегических бомбардировщиков, стал один из кожинских подростков военной поры В.П. Петров.

Но молодежь есть молодежь. Она всегда умела весело проводить свободное время, которое большей частью появлялось зимою. Старожилы помнят о небольшой избенке бабки Акулины, где было традиционное место сельских сходок — "майдан", там решались важные общественные деревенские вопросы. В избе бабки Акулины за плату проводились веселые вечерки, здесь знакомились друг с другом, общались. Приходили парни и из близлежащих деревень, например, из Маркова. Иногда, помимо песен и плясок, случались и обычные среди парней потасовки из-за девушек, которых "не поделили". Летом, после трудового дня, деревенская молодежь любила под гармошку и балалайку отплясывать задорную кадриль. Водили и хороводы. Традиции эти держались вплоть до начала 60-х годов XX века.

В 50-е годы кожинцы вошли в состав колхоза имени Жданова, главная усадьба которого располагалась в деревне Большое Чигашево.

Территориально деревня уже в то время являлась частью Йошкар-Олы и на основании Указа Верховного Совета РСФСР от 5 августа 1963 года была включена в городскую черту ^Йошкар-Олы, а 25 сентября того же года на основании решения Йошкар-Олинского горисполкома населенный пункт деревня Кожино переименован в улицу Кожино.

Решением Йошкар-Олинского горисполкома от 4 сентября 1963 года Кожинская начальная школа как малокомплектная (23 ученика) была закрыта. Учеников перевели в городскую восьмилетнюю школу N 3, а в здании бывшей Кожинской начальной школы организовали группу продленного дня школы N 3. А ведь еще в 1950 году в Кожинской школе учились 54 ученика, в 1958 году — 38 детей. Школой заведовала Ф. Куклина.

Ныне от бывшей деревни и улицы осталась лишь часть. Там стоят 5 домов — последние свидетели бывшей старинной русской деревни. Прочие дома снесли. Жители Кожина еще не вполне стали жителями современного города. Улица не асфальтирована, нет еще у ее обитателей ни своего парка, ни спортплощадки, ни газа, ни теплотрассы, ни канализации, ни водопровода, как у прочих горожан. Воду жители этой маленькой улочки берут из водопроводной колонки. Домашний быт их не слишком отличается от прежнего деревенского. Старожилы деревни помнят и любят свою малую родину, которая постепенно оставляет лишь воспоминания о прошлом.

Обсудить на форуме

все регионы
Rambler's Top100
© 12rus.ru 2006-2017
дизайн masterw.ru