логин:
пароль:

Интересные проекты:




Rambler's Top100

  Килемарский район


ИСТОРИЯ СЕЛ И ДЕРЕВЕНЬ КИЛЕМАРСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ

 

Килемарский район расположен в северо-западной и западной части Республики Марий Эл. На севере он граничите Кировской и Нижегородской областями, на западе - с Юринским, на юго-западе - с Горномарийским районами, на юге граница района выходит на берег Волги (Чебоксарского водохранилища), на юго-востоке граничит с Республикой Чувашия, на востоке - с Медведевским и Звениговским районами Республики Марий Эл. Площадь района составляет 3099 кв. км. С севера на юг он протянулся на 85, 7 км, с востока на запад в самом широком месте - на 63, 1 км, в узком - 24, 6 км. Население в 2004 году составляло 15, 4 тыс. чел. (по переписи 2002 года - 14130 чел.), из них 52 процента марийцы, 43 процента - русские.

На образ жизни населения, в том числе на характер поселений, оказывают большое влияние природно-климатические условия.

Килемарский район является самым лесистым районом Марийской республики, он почти весь (на 84 процента) занят лесами. По его территории проходит южная граница таежной зоны. Это район сосновых лесов песчаной низменной равнины, где основными типами являются сосновые боры и сосново-еловые субори. В долинах рек растут лиственные леса, в основном, липняк. В прибрежной зоне Волги и в устьях ее притоков преобладают лиственные деревья, в том числе дубравы, которые еще в XVIII веке были взяты на особый учет Морским департаментом для кораблестроения. Приведенная выше характеристика имеет и исторический смысл. Сегодня могучие дубравы остались только в памяти народа. Сосновые боры в результате сплошных рубок и недостаточного внимания к лесовосстановительным работам во многих местах сменились березняком, а на месте суборей появились березово-осиновые леса.

Килемарский район расположен на Марийской низменности, имеет ровный, низкий рельеф с небольшим повышением на северной окраине. По его территории протекают реки Рутка, Арда, Шоменка, Парат, Большой Кундыш, частично по границе - Большая Кокшага. Все они имеют многочисленные притоки. В пределах района имеется 30 озер, в том числе крупные - Кумъяры, Лужъяр, Мадарское, Посъер, Юксары. Шамъяры и др. Значительную территорию занимают болота, из которых Шамъяро-Куплонгинский массив относится к числу крупнейших в Поволжье. Болота образовались и поддерживаются наличием множества мелких речек и проток ("икса"), с медленным течением среди низких берегов, с недостаточным стоком. Еще большую роль в заболачивании южной части района, между Руткой и Паратом, сыграло Чебоксарское водохранилище. Где раньше зеленели изобильные заливные луга, теперь расположены заболоченные низины и острова с мелким кустарником и засохшими деревьями.

В глубокой древности, в ледниковый период, территория современного Килемарского района оказалась в приледниковой зоне. С наступившим потеплением ледники отступали, таяли, и образовалось огромное море, куда с юга вклинивался полуостров (ныне это северные остроги Приволжской возвышенности, где стоит город Козьмодемьянск). Со спадом ледниковых вод сформировалась Волга, обозначились ее притоки. Пески бывшего морского дна покрылись сплошным лесом, кое-где вода осталась, образовав озера и болота. Так 5-8 тысяч лет назад сложился облик Заволжья, который практически мало изменился до современности.

С изменением климата, природных условий, растительного и животного мира сюда с юга продвигались группы первобытных охотников. Это была эпоха мезолита, т.е. среднекаменного века. Первобытный человек с усовершенствованными каменными орудиями труда и средствами передвижения уже имел возможность осваивать заволжские леса. Это происходило, в первую очередь, непосредственно по берегу Волги, около устьев ее левобережных притоков, по которым затем группы людей поднимались и проникали в глубь лесов. Об этом свидетельствуют такие археологические памятники Килемарского района, как остатки поселений у поселка Дубовский, стоянки у села Отары, у деревни Алатайкино, у озера Шушер, у деревни Троицкие выселки, относящиеся к VII-V тысячелетиям до нашей эры, стоянки у деревни Шаптунга, Широкундыш, поселения у деревни Кужелок, у поселка Красный Мост, относящиеся к III тысячелетию до нашей эры.

С древнейших времен сохранились топонимические названия, в частности, гидронимы, многие из которых трудно или даже невозможно объяснить с точки зрения современного марийского языка. Лишь в некоторых случаях это можно сделать предположительно, если обратиться к общефинноугорскому наследию или к помощи пермских и обско-угорских языков (Кумья, Парат). Большая часть названий вообще не поддается объяснению.

Западное лесное Заволжье Марийского края входило в район формирования древнемарийских племен (черемис) в середине - второй половине I тысячелетия нашей эры, о чем говорят материалы археологических памятников, расположенных по соседству с Килемарским районом: Младшего Ахмыловского могильника недалеко от устья Рутки, Кубашевского городища па Большой Кокшаге, в Санчурском районе Кировской области. Железные орудия предков древних марийцев позволяли осваивать глубинные лесные массивы. При этом было развито примитивное местное металлургическое и металлообрабатывающее производство па базе использования болотных железных руд.

Переезжали и приходили сюда люди с правого берега Волги и с Ветлуги. Поселялись небольшими группами, находя в сплошных лесах среди песков островки пригодной для обработки земли - как правило, у речек и озер. Так постепенно складывалась этнографическая группа "кожла мары", т.е. лесных марийцев, этнически относящихся к горномарийскому субэтносу.

Материалы Дубовского могильника IX-XI веков - показатель особом группировки древнемарийского населения, объединяющей жителей Правобережья Волги и прилегающего Заволжья. В то же время с северных пределов современного Килемарского района начинается зона так называемого северо-западного наречия марийского языка, выделенного йошкар-олинскими учеными-языковедами в 1970-е годы, хотя до этого говоры жителей тех мест (санчурских, шарангских) относили в целом к горномарийскому языку.

Еще профессор И.Н. Смирнов в конце XIX века обратил внимание, что различные территориальные группы черемис имеют локальные названия по рекам, вдоль которых расселялись. В частности, он отмечал наличие таких групп, как "вытла-мары" (ветлужские марийцы), "рдэ-мары" (руткинские марийцы). Продолжением этого ряда являются названия "ардэ-мары", "кундыш-мары", "киле-мары", "юж-мары", "санцара-мары" (последнее - по озеру) и пр. Интересно, что деревня Тогашево (одна из древнейших в Килемарском районе), как и расположенная неподалеку деревня Еникеево Озеркинского сельсовета Горномарийского района, имеет марийское название Вытламары, хотя расположена на довольно значительном расстоянии от Ветлуги. Это говорит о том, что предки жителей этих деревень переселились сюда с Ветлуги.

Хотя древние марийцы умели заниматься земледелием, лесные дебри Заволжья с песчаной почвой и болотами были неблагоприятны для этого занятия. Поэтому переселенцы на новом месте больше занимались охотой, рыболовством, бортным пчеловодством, собиранием плодов дикой природы. К жителям этой зоны относятся слова, написанные в середине XVI века "Казанским летописцем": "В той же стране Луговой есть черемиса кокшажская и ветлужская; живут в пустынях лесных, не сеют, не орют, но ловом звериным и рыбным и войною питаются".

Во времена Золотой Орды и Казанского ханства эти лесные места были лишь номинально зависимы от татарского феодального государства. Это выражалось в регулярном сборе ясака с местного населения силами патриархальной родоплеменной верхушки - сотников, пятидесятников, десятников. Взаимные опустошительные военные походы московских великих князей и казанских ханов не касались непосредственно этих мест, обходили стороной из-за непроходимости мест обитания "лесных" марийцев для крупных воинских формирований. Некоторое исключение составляла самая северная окраина современного Килемарского района, близкая к Галицкой думной дороге, по которой совершались военные походы.

Известно, что границей между двумя враждовавшими феодальными государствами к северу от Волги считалась река Ветлуга и что в административном отношении северо-западная часть Казанского ханства составляла Галицкую даругу (округ, улус). Входили ли туда земли западнее Большой Кокшаги, по сохранившимся источникам выяснить невозможно. Вероятнее всего, они представляли собой своеобразную пограничную, буферную "автономную" зону между казанскими и московскими владениями, с номинальной зависимостью от Казани, с некой полусвободой. Бассейны Рутки, Арды, междуречье Рутки и Большой Кокшаги были заняты редкими, разрозненными, мелкими илемами.

В отличие от марийцев Правобережья, приказанских районов и берегов Вятки, среди "кожламары" не зафиксированы исторические предания об участии их предков в московско-казанских войнах XV-XVI веков на той или другой стороне. Но об этом сохранились некоторые сообщения письменных источников - русских летописей. Они свидетельствуют об ожесточенной борьбе левобережных марийцев за свою "независимость" после покорения Казани Иваном Грозным в октябре 1552 года ("черемисская война" 1552-1557 годов). Для подавления и покорения непокорных "мятежных черемис" из Казани - ставшей русским городом, ставкой русского воеводы - и с Правобережья посылались многочисленные крупные карательные экспедиции, которые усмиряли непокорный край, расправляясь в том числе и с мирным населением. Русские войска неуклонно отвоевывали Марийский край.

В 1554 году были разгромлены мятежные черемисы в юго-восточных районах (Илеть) и на Вятке. В донесениях об этом особо сообщалось, что "не была война вверх по Волге, по Кокшагам и по Руткам". Множественное число в последнем случае означает, что тогда речь шла о двух речках Рутках, поскольку название Арда (по-марийски Ардэ) означает Малая Рутка (Ар-Рдэ).

Собравшись с силами и получив подкрепление, русские воеводы в следующем году разорили и покорили обширные земли между Малой Кокшагой и Ветлугой. В числе мест, где "от воевод война была и многих людей поймали и побили", упоминаются Сорока-Кунша (Сорокундыш, Широкундыш), Килеева волость (ее можно отождествить с Килемарами), говорится также о походе воевод "в Ветлугу и в Руткы" (опять во множественном числе). Выжигались все попадавшиеся на пути населенные пункты, мужчин убивали, женщин и детишек уводили в плен. Опустевшее, обезлюдевшее Заволжье стаю частью Московского (Русского) государства.

Во время разгрома третьей "черемисской войны" были построены города-крепости Козьмодемьянск (1583) и Царевосанчурск (1584), их уездам были приданы земли заволжских марийцев. В Царевосанчурском уезде имелись волости: Кундышская, Удюрминская, Сорокундышская, Шупурская. В Козьмодемьянской уезде установилась своеобразная сотенная система, унаследованная, видимо, от татарского ханства. Она была распространена как на Правобережье, так и в Заволжье. В последнем были выделены Токсубаева сотня - в среднем течении Рутки по обе стороны реки - и Тохпаева пятидесятня между Руткой и Большим Кундышем. Следует заметить, что названия сотен и пятидесятен XVII-XVIII веков по традиции сохраняли имена реальных исторических деятелей середины - второй половины XVI века. Следовательно, Токсубай и Тохпай были историческими личностями, стоявшими в одном ряду со знаменитыми Акпарсом, Мамич Бердеем, Болтушем.

Большая часть территории Заволжья была передана под управление горномарийских старейшин, помогавших Ивану Грозному в войнах против Казани. Эти земли были распределены между сотнями и пятидесятней. центры которых находились на Горном берегу. Ардинско-Отарская сторона и леса в низовьях Рутки были включены в Акпарсову сотню с центром в Псртнурах. Карачурино-Юксарская сторона стала частью Аказовой (Акозиной) сотни с центром в селе Малый Сундырь. Также рядом небольшая территория была отнесена к Кобяшевой сотне (Кожважи). Ершово-Кушергские и Мадарские земли принадлежали Яныгитовой пятидесятне с центром в деревне Эсяново (Горная Кушерга).

С конца XVI века правобережным марийцам пришлось практически заново заселять эти опустевшие после "черемисских войн" земли. При ЭТОМ тесные родственные связи (языковые, культурные, брачные и др.) с горной стороной сохранялись, в том числе и административно-хозяйственные. Краевед К. Рябинский в конце XIX века отмечал, что ардинско-руткинские марийцы являются потомками переселенцев с правого берега и даже состояли в одной огромной обшине с Ценибековской (Пертнурской) земельной дачей Акпарсовой сотни. Мало-Сундырские марийцы в последующие века помнили, что в Юксарах и соседних деревнях живут их сородичи, даже в середине XX века колхозы Мало-Сундырского сельсовета имели рыболовные угодья и пасеки в той стороне. В той же Юксарской стороне ближе к Волге выходцы из селения Кожваж основали деревню Пемянбал - в тех местах находились луговые угодья кожважцев.

Известная исследовательница истории марийского народа К.И. Козлова считает, что административно-территориальное деление после присоединения марийских земель к Русскому государству было проведено довольно удачно, с учетом сложившихся земляческих связей и языковой общности. В частности, практически почти все носители наречия (языка), условно называемого горномарийским, оказались в одном уезде - Козьмодемьянской. Это заметил еще во второй половине XIX века исследователь марийских диалектов М. Веске. Он подчеркнем, что только четыре деревни с горночеремисским населением оказались вне Козьмодемьянского уезда - Липша в Чебоксарском уезде (ныне - в Звениговском районе), Килемары, Большой и Малый Шудугуж в Яранском уезде "по смежности с Козьмодемьянским уездом".

Расселение на заволжских землях осуществлялось по нормам обычного права: "Кто расчистит лес, тот и живет, и пашет, и сено косит", то есть было распространено наследственное фактическое владение землей со стороны общины или отдельного общинника.

В XVII веке в земельных спорах с жителями Козьмодемьянска или Санчурска, пытавшимися захватить так называемые "ничьи" земли, местные марийцы утверждали, что "тою де землею исстари владели прадеды и деды их, и отцы, и они; и на той де земле строены дворы и пашни, и сенные покосы расчищены, и бортные дели поделены и мольбища и кладбища из веку; а та де земля и лес со всеми угодьи старинная их, вотчинная".

В суровых условиях средневековья случаи образования "ничьих", "пустых" земель оказывались нередкими в результате эпидемий или других бедствий.

Краевед М.Н. Янтемир на основе собранных в начале XX века преданий и собственных полевых наблюдений утверждал, что в Заволжских лесах "были случаи вымирания целых селений". Это было вызвано нездоровыми природно-климатическими условиями и отсутствием мер по защите здоровья и жизни людей. В книге "Описание Маробласти. Козьмодемьянский кантон" (1927) он указал на несколько мест, где "на месте старинных поселений растет дремучий лес". В качестве подтверждающего примера М.Н. Янтемир приводит предание об исчезнувшей, вымершей в результате холеры, деревне Актаял на берегу озера Ошъяр между селом Отары и деревней Куплонга.

С конца XVI века - в связи с закреплением Российского государства на Урале и началом продвижения в Сибирь - установилась важная транспортная магистраль в восточном направлении. Она пересекала современный Килемарский район от волжской переправы у Козьмодемьянска па Санчурск через Кумью и Килемары, где располагались ямские станции. Это была Большая Сибирская дорога. Лишь потом сухопутное транспортное сообщение с Уралом и Сибирью переместилось на правобережье (через Чебоксары - Казань). А первоначально даже связь Козьмодемьянска с Чебоксарами предпочтительно осуществлялась по левобережью: Коротми - Арда - Кильдияры (Юксары). От Кильдияр же на восток шло путевое ответвление через Липшу на Кокшайскую дорогу, а по ней налево - в Царевококшайск, направо - в Кокшайск - Свияжск - Казань.

Особенностью социально-экономического развития Козьмодемьянского Заволжья в феодальную эпоху было то, что здесь никогда не было помещичьего и монастырского землевладения. Только часть угодий марийцев Токсубаевской и Акпарсовой сотен и Тохпаевой пятидесятни близ Волги и по реке Рутке захватили Спасо-Юнгинский монастырь и руткинские помещики Поповы и Евсеевы. Но марийцы не стали помещичьими или монастырскими крепостными. Они ушли в глубь лесов в поисках новых мест обитания, а помещики и монастырь завезли сюда русских крепостных крестьян из других мест. Марийские крестьяне повсеместно не испытали частного крепостного права, они были "вольными", крепостными всего феодального Российского государства. Положение их в этом качестве было в разные периоды неодинаковым, иногда - очень нелегким. Поэтому их классовая борьба за лучшую жизнь была реальным фактом истории феодальной эпохи.

Наглядным примером этого среди жителей описываемой территории является их участие в событиях времен восстания Степана Разина. К осени 1670 года царские власти практически полностью утратили здесь контроль. Центром, откуда распространялась крамола, был город Козьмодемьянск, захваченный повстанцами. Для их разгрома из Казани были посланы два крупных воинских формирования по обоим берегам Волги. По луговой стороне двигался отряд Михаила Баракова "для проходу темными лесными местами". 24 октября он вступил на территорию Козьмодемьянского уезда и сразу же наткнулся на повстанцев: "На речке Ерыксе по обе стороны засечены засеки". Произошел бой, в котором плохо вооруженные повстанцы были разбиты. Но через день, когда до Козьмодемьянска оставалось двадцать верст, Баракову "под деревней Кушергой вновь пришлось вступить в бой. И опять крестьян "побили" и "языков взяли", в том числе черемис из местных деревень, которых "в их же воровских деревнях перевешали" (названия деревень в документе не приводятся). Из Козьмодемьянска навстречу Баракову вышел отряд в 60 человек, "да с ними же было в зборе черемисы Луговой стороны с 400 человек". В числе местных деревень упоминается Сухая Речка (Кукшары), откуда по призыву Козьмодемьянских приставов примкнули 30 человек.

По губернской реформе Петра I была учреждена Казанская губерния, куда входили Козьмодемьянский и Царевосанчурский уезды. Екатерина II несколько изменила губернское деление страны. Казанская губерния была разукрупнена, из нес выделена Вятская губерния, куда отнесен Царевосанчурский уезд, в составе которого находились волости Токсубаевская (часть бывшей одноименной сотни), Кундышская, Удюрминская, Шумская, а Сорокундышская, входившая раньше в этот уезд, отнесена к Козьмодемьянскому уезду. Отдельные селения па самом севере нынешнего Килемарского района находились в Юкшумской, Пибаевской волостях Царевосанчурского уезда. Уезд этот в 1796 году был упразднен, и деревни, входившие в него, включены в Яранский уезд Вятской губернии.

В Козьмодемьянском уезде сотенная система в XVIII веке была заменена обычным волостным делением. При этом левобережные части прежних сотен были теперь отделены от правобережных территориальных центров и составили самостоятельные Токсубаевскую, Ахмыловскую, Тойдаковскую, Ардинскую волости.

Марийские деревни Заволжья были небольшими, не имели уличной застройки, они мало отличались от прежних илемов. К ним, в первую очередь, можно отнести характеристику из описаний академических экспедиций XVIII века: "Черемисские деревни очень малы и по большей части состоят из двух или трех домов".

В лесном Заволжье малоплодородные земли, подзолистые, песчаные и болотные почвы, совсем не пригодные или малопригодные для земледелия. В географическом описании XVIII века об этих местах записано: "Местоположение по большей части ниское, болотистое и лесное", почва "пещаная, иловатая, приболотистая". Колоссальный труд требовался, чтобы отвоевать у леса хотя бы небольшие участки для пахотных полей. Земля не давала достаточных средств для жизнеобеспечения. Поэтому, в связи с неудовлетворительными условиями для земледелия. большую роль в жизни крестьян Заволжья продолжали играть, как и в древности, различные неземледельческие промыслы: звероловство, рыболовство, бортное пчеловодство, к ним все больше прибавлялись лесные работы. Все это относилось не только к марийцам, но и к русским, которые селились здесь, перебираясь в южную часть района (Арда, Кумья) от Волги, а в северную часть - с Ветлуги и со стороны Санчурска - Яранска.

Еще во второй половине XVIII века Г.Ф. Миллер о марийцах этих мест писал: "Они во всю зиму иного ничего не делают, как токмо за промыслом звериным ходят". В конце того же века в "Экономических примечаниях" о марийцах Токсубаевской волости сообщалось: "Промысел их главнейший состоит в пчеловодстве, большей частью в бортных угодьях". Жители Заволжья охотились "за белкой, лисицею, куницею, зайцем, медведем, оленем, рысью, горностаем, норкою".

В этом перечне не указаны бобры, хотя в документах XVII столетия и первой половины XVIII века часто упоминаются "бобровые угодья", "бобровые гоны". Значит, раньше эти животные здесь водились изобильно, и некоторые ученые даже название реки Кундыш расшифровывают как Бобровая. Но к концу XVIII века этот промысловый зверь, как намного раньше соболь, в Марийском крае был полностью истреблен. В XIX столетии ситуация с занятием жителей Заволжья мало изменилась. Знаменитый краевед Сп. Михайлов в середине века писал: "В Заволжской стороне хлебопашество в незначительном виде, потому что пространственные леса и болотистые места требуют особенно деятельной обработки для превращения их в поля пахоты. Оттого здесь у большей части жителей недостает хлеба на годовое продовольствие, и они содержат себя более звероловством, птицеловством и лесными работами"". При этом последние все больше выходили на первое место в сравнении с первыми.

Разработки Заволжских лесов начались, конечно, еще в XVII веке, когда в низовьях Волги, южном Предуралье, на степных окраинах строились города-крепости и укрепленные оборонительные линии, и туда отправлялся строительный лес, вырубаемый непосредственно по берегу Волги. В конце XVIII века зафиксирована первая лесопильная водяная мельница на реке Арда, принадлежавшая козьмодемьянскому купцу. В середине XIX века имелась еще одна "пильная мельница" на реке Рутке.

В XVIII веке в связи со строительством российского флота в марийском Заволжье были учтены корабельные леса, в первую очередь, вековые дубы, которые специально выделенные люди (лашманы) зимой валили и вывозили на берег Волги, а летом бурлаки доставляли на корабельные верфи. А дальше от Волги располагались большие площади корабельных мачтовых сосен. "За Волгою находится, - писал Сп. Михайлов, - много мачтовых сосновых деревьев, часть их также доставляется к Санкт-Петербургскому порту, для флота".

В конце декабря 1837 года из Вятской ссылки возвращался А.И. Герцен, при этом он пересек весь нынешний Килемарский район по девственным корабельным лесам. Он составил прочувствованное описание этого пути: "От Яранска дорога идет бесконечными сосновыми лесами. Таких лесов я после никогда не видал. Лес большею частию строевой. Сосны чрезвычайной прямизны шли мимо саней, как солдаты, высокие и покрытые снегом... заснешь и опять проснешься, а полки сосен все идут быстрыми шагами, стряхивая иной раз снег. Лошадей меняют в маленьких расчищенных местах: домишко, потерянный за деревнями, лошади привязаны к столбу, бубенчики позванивают, два-три черемисских мальчика в шитых рубашках выбегут заспанные, и опять сосны, снег - снег, сосны". Лошадей Герцену меняли в Килемарах и Кумье.

В конце XIX века лесоразработки на пространстве между Ветлугой и Большой Кокшагой приобрели значительные размеры. Значение лесных работ, ставших главным занятием населения, еще больше возросло. На этих работах 80 процентов рабочей силы составляли местные кожламары. Они традиционно применяли артельную форму деятельности. Отдельные артели создавали также прибывавшие на заработки по найму лесопромышленников чуваши и марийцы с правого берега Волги. Русские рабочие больше были заняты не в лесу, на повале и вывозке деревьев, а на сплотке их на волжском берегу и на лесопилках. Лесозаготовители жили в зимницах в исключительно трудных антисанитарных условиях, о чем с болью и состраданием сообщал в земские учреждения прогрессивный врач В.А. Протопопов. Эти временные поселения не оставили нам своих названий, но это тоже - часть многострадальной нашей истории.

На берегу Волги образовались Карачуринская и Дубовая пристани, куда вывозился лес, где производилась его сплотка и откуда эти плоты отправляли по Волге. На Дубовой Козьмодемьянские купцы-лесопромышленники устроили 3 механических лесопильных завода. В селе Отары действовал скипидарно-очистительный завод, куда кустари-смолокуры свозили для переработки свою продукцию со всей левобережной части уезда. В разных деревнях жители занимались драньем лыка, изготовлением мочала, кулей, рогож, производством колес, саней, дуг и других предметов из дерева. Это давало крестьянам приработок в их скудном существовании.

С середины XIX века начались работы по лесоустройству. В Козьмодемьянском уезде было организовано 2 лесничества: одно - на правобережье, второе - на левобережье. В ведение последнего вошли не только обычные леса, но и "корабельные рощи морского ведомства". Здесь было учреждено 6 обходов постоянной лесной стражи: Студенецкий, Шорский, Малокумьинский. Нолинский, Килемарский, Вышкарский. В начале XX века в заволжской части Козьмодемьянского уезда упоминается 4 лесничества: Мадарское, Кумьинское, Ардинское, Юксарское.

Лесные (кожламары) и санчурские (санцарамары) марийцы, как и жители Правобережья, были в древности язычниками. У них имелись священные рощи (оты), озера и другие места поклонений своим богам (йымы). Названия этих святынь за давностью времен и в связи с христианизацией в большинстве своем стерлись из памяти парода. Но относящиеся к особо почитаемым местам известны. Таковы, например, Карак-оты - Воронья роща. Цанга-оты - Галочья роща в окрестностях Карачурипа и Отар, куда еще в середине XX века на поклонение древним божествам собирались марийцы даже с горной стороны, будучи христианами уже в нескольких поколениях. Священные источники у бывшего села Отары посещаемы и сейчас. Да и само название отар трансформировалось из Оты-йар ("роща у озера" или "озерная роща"). У жителей Нежнурской стороны почитаемым местом является священная роща у деревни Большой Пинеж. Недалеко от Арды известно место под названием Мольбище.

Уже и XVII веке марийцы некоторых заволжских деревень приняли христианство. Это началось со строительства Пречистенской церкви в селе Ахмылово (Коротни), священники которой проводили миссионерскую работу в лесных деревнях. К приходу этой церкви в середине XVIII века относились деревни ближайшей сотни и пятидесятни. В середине XVIII века учреждена Христорождественская церковь в Арде, затем построены церкви в Кумье, Отарах, Юксарах, Актаюже, Килемарах. Христианство про и и капо в среду килемарских марийцев вместе с русскими крестьянами-переселенцами и с севера. Сначала здешние новокрещены относились к церквям Царевосанчурска, затем появилась церковь в Нежнуре. Часть марийских деревень относилась вместе с русскими прихожанами к приходам церквей, располагавшихся в селах, которые сейчас находятся в Кировской области (Сметанино, Соболево и др.)

Параллельно с религиозной пропагандой деятельность служителей православной церкви была направлена на распространение грамоты, элементарного образования среди темной массы. О времени открытия школ в краеведческой литературе имеются разные сведения. Пользуясь последними публикациями ("Марийский археографический вестник", вып. 15), можно считать, что первые школы на территории Килемарского района появились во второй половине XIX века: в селе Арда в 1862 году, в Кумье в 1867 году, в Нежнуре Юкшумской волости Яранского уезда в 1873 году, в Юксарах в 1876 году.

И общественно-политические события, происходившие в стране, не обходили стороной лесное Заволжье. В годы первой российской революции, осенью 1905 года, в глухой Тойдаковской волости крестьяне устраивали собрания-сходки, на которых требовали скорейшего созыва Учредительного собрания, отказывались платить государственные подати и выполнять различные государственные повинности, заявляя, что не признают правительство без представителей народа. На лесопильных заводах пристани Дубовая действовал революционный кружок, где читались и распространялись антиправительственные листовки, его члены организовывали забастовки рабочих. А на северную часть распространял свое влияние Санчурский революционный кружок, в котором состояли некоторые образованные крестьяне и учителя Нежнурской и Люмпанурской сторон.

Ардинский мариец М. Кушаков служил в годы первой мировой войны на Балтийском флоте, в 1915 году вступил в большевистскую организацию (первый известный случай среди марийцев).

После провозглашения советской власти в Козьмодемьянском и Яранском уездах (январь 1918 года) в волостях были созданы новые органы управления. Как и везде, летом 1918 года вооруженные продовольственные отряды изымали у крестьян остатки продуктов питания. В августе 1918 года в Царевосанчурске была свергнута советская власть. После ее восстановления отрядами Красной Армии остатки повстанцев ушли к югу в марийские леса, но у озера Шушер были настигнуты красноармейским интернациональным отрядом Д.В. Крупина и ликвидированы. На крестьян близлежащих деревень, которые выражали солидарность с участниками антисоветского выступления, была наложена контрибуция. Тогда же на лесных дорогах, идущих от Ветлуги, между Руткой и Кундышем, Козьмодемьянскими чекистами были перехвачены белогвардейские отряды, пробиравшиеся из Ярославской и Костромской губерний в Казань, к белочехам. Большинство обычных жителей заволжских деревень в этой сложной обстановке прятались в лесах и от белых, и от красных. Многие из них понесли наказание как дезертиры и бандиты.

После революции лесопильные заводы Руткинский, Дубовские, Актаюжский были национализированы и продолжали работать на основе трудовой повинности местного населения. В марте 1919 года инспекция лесозаготовок Казанской губернии отмечала: "В общем и целом Козьмодемьянским уездлеском работает успешно". Тогда же на уездном съезде советов было сказано: "Теперь вся лесная промышленность налажена и протекает вполне нормально. Лесные заготовки производятся в широком масштабе. Лесными работами заняты 5000 рабочих и 3000 лошадей". Позже в связи с продовольственными трудностями наступили перебои, голодные мобилизованные крестьяне начали убегать с работы. Чрезвычайными мерами и дополнительной продовольственной помощью удалось частично стабилизировать обстановку, но зимой 1919-1920 годов треть заготовленной древесины осталась невывезенной.

В период образования Марийской автономной области (1920) в ее состав был включен Козьмодемьянский уезд, названный кантоном, включая всю заволжскую часть. В то же время территория к северу от Килемар оставалась в составе Вятской губернии. В течение 20-х годов отдельные деревни из Санчурского и Шарангского районов были переданы в состав Козьмодемьянского кантона МАО.

В 1929 году группа горномарийской интеллигенции выступила за выход из Марийской автономной области и организацию Горномарийского национального округа в составе Нижегородского края, имея в виду включение в его состав всех территорий, где проживают "горные" марийцы, то есть тс, которые говорят на близком к горным марийцам наречии. В ответ на это из Козьмодемьянского и Юринского кантонов решением ВЦИК 25 сентября 1930 года был образован Горномарийский район в составе Марийской автономной области, которому предполагалось придать особый статус. В связи с этим в 1931 году из Вятской губернии в его состав передали большую группу населенных пунктов (Большое и Малое Кибеево, Большой и Малый Пинеж, Большой и Малый Ломбенур, Мари-Килемары, Большой и Малый Шудугуж, Нежнур, Вассни, Коктуш, Кичма, Большой и Малый Абанур, Мусь и др.).

В этот период также была проведена насильственная массовая коллективизация сельского хозяйства и раскулачивание зажиточной части крестьянства. Особенностью этого явления на территории Килемарского района было то, что большинство коллективных хозяйств здесь организовали не как колхозы, а как промколхозы. В них колхозники уже не индивидуально, а в общественном секторе продолжали выполнять привычные традиционные занятия (лесопиление, тканье рогож, кулей, выгонку смолы и т.п.).

В середине 20-х годов в заволжской части Козьмодемьянского кантона имелись 9 лесничеств, на их базе в 1928 году были образованы 2 лесхоза с площадью лесов по 100 тысяч га каждый: Мадарский - с конторой в селе Арда, куда были отнесены Мадарское, Кундышское, Кумьинское, Руткинское лесничества; и Волжский - с конторой в Козьмодемьянске, который объединял Коротнинское, Ардинское, Краснорецкое, Волжское, Юксарское лесничества. Позднее был организован лесхоз "Кугу Кокшан" с конторой в деревне Аргамач, которая тогда входила в Горномарийский, затем в Килемарский районы.

Бурное развитие лесозаготовок в районе было связано с тем, что в 1925 году Мароблисполком заключил концессионный договор с Наркоматом путей сообщения СССР на десять лет о передаче лесов нескольких лесничеств Московско-Казанской железной дороге с условием строительства железнодорожниками дороги Зеленый Дол - Краснококшайск, лесовозной дороги широкой колеи от пристани Дубовая в глубь заволжских лесов и узкоколейных железнодорожных веток. Основная масса "железнодорожных" лесозаготовок падала на Козьмодемьянский кантон, где были организованы Волжский и Юркинский лестранхозы (последний своей производственной деятельностью частично захватывал и территорию нынешнего Килемарского района). Возведение железной дороги Дубовая - Мадары началось в сентябре 1927 года, строительство велось ударными темпами, с размахом, в основном силами заключенных и ссыльнопоселенцев. 7 октября 1928 года дорога длиной 93 км была построена. Совершенными для своего времени были также технологически связанные с железной дорогой Дубовский лесозавод и плотбище Дубовая - Орехов Яр. В 1936 году из Волжского лестранхоза был выделен Руткинский леспромхоз с прорабскими пунктами Кумьинским и другими.

Организаторы лесозаготовок вели работы по принципу "любой ценой". Для успешного выполнения такой задачи требовалась все новая и новая рабочая сила. В системе ГУЛага 1 января 1931 года был организован Марийский исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) "с дислокацией на пристани Дубовая", в том же году переименованный в Нижегородский ИТЛ (Марийская автономная область входила тогда в Нижегородский край). В нем содержалось 6 тысяч заключенных, которые использовались как бесплатная рабочая сила на лесоповале, продолжении строительства новых железнодорожных веток и разъездов и на других работах. В 1938 году лагерь перевели в Балахну. Тогда же, в 1938 году. была репрессирована большая группа руководителей и специалистов Волжского лестранхоза (А. С. Белавин, С. Б. Бергер и др.)

В январе 1939 года на лесоразработки были переселены несколько сот казахов с лошадьми, большинство из них умерли от холода, непривычного непосильного труда и недоедания. А в 1940 году Маритранлес принял более 6 тысяч спецпоселенцев из Западной Белоруссии, Западном Украины, Бессарабии. Около половины из них были размешены на лесоучастках Волжского лестранхоза. Из справки о работе лестранхоза в 111 квартале 1940 года: "План HI квартала по вывозке выполняется исключительно плохо. Лесоучастки по линии железной дороги Дубовая - Мадары ни один план отгрузки не выполняют. Все линейные лесоучастки заселены спецпереселенцами, производительность труда по подвозке 40 процентов, идет сопротивление, не хотят работать, массовый невыход на работу под видом болезни".

Образованный в 1930 году Горномарийский район не обрел особого статуса и в том же десятилетии был разукрупнен. Из него в середине 30-х годов выделили Еласовский и Юринский районы.

Указом Президиума Верховного Совета от 26 августа 1939 года из Горномарийского района была выделена северная часть заволжской стороны с центром в селе Килемары. Фактическая организация нового района началась после Указа Президиума Верховного Совета Марийской АССР от 19 мая 1940 года. Вновь организованный район занимал площадь 2013 кв. км. Он первоначально состоял из 8 сельсоветов: Аргамачинского. Васеневского, Большекибеевского, Кумьинского, Большеломбенурского, Нежпурского, Широкундышского, Большешудугужского.

В 1963 году в ходе обшей по всей стране реформы Килемарский район был ликвидирован и включен в Медведевский район. Восстановлен Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 декабря 1966 года в том же составе, за исключением Аргамачского сельсовета, переданного в Медведевский район.

Большое изменение в составе и очертаниях границ Килемарского района произошло в 1980 году. Указом Президиума Верховного Совета Марийской АССР от 12 ноября 1980 года в его состав из Горномарийского района передана почти вся заволжская сторона, за исключением Озеркннского сельсовета, а также Красномостовский сельсовет из Медведевского района.

Годы Великой Отечественной войны для жителей Килемарского района, как и для всей страны, были временем тяжких испытаний, надежд и невосполнимых потерь. 3, 5 тысячи человек с территории района в нынешних границах сражались в рядах защитников Родины. Половина из них не вернулась домой, среди них первый секретарь райкома партии П.А. Рудаков.

Находясь в глубоком тылу, рабочие, колхозники самоотверженно трудились в поле и в лесу во имя победы.

Героической страницей истории войны стало возведение оборонительных сооружений по левому берегу Волги и вдоль Ветлуги суровой осенью 1941 года, когда фашисты рвались к Москве. Тысячи местных молодых женщин и подростков практически из всех деревень района вместе с мобилизованными из других районов республики и Кировской области в условиях холода и голода, почти полностью вручную, при минимальном количестве техники построили укрепления, которые казались тогда необходимыми. Угроза многим представлялась реальной в связи с тем, что 4 ноября фашистские самолеты сбросили на станцию Дубовая 4 авиационные бомбы. В окрестностях Козьмодемьянска были разбросаны с немецких самолетов листовки на русском языке с призывом ждать "освободителей". К счастью, возведенные оборонительные сооружения не понадобились. Но их следы оставались десятилетиями, как и воронки от фашистских бомб, до разлива Чебоксарского водохранилища, напоминая о том суровом времени.

Лесозаготовительные организации, колхозы отправляли на нужды обороны свою продукцию. Колхозники, потеснившись, пускали к себе эвакуированных и беженцев из западных районов страны, собирали теплые веши для фронтовиков, подписывались на военный заем - в общем, делили тяжкое бремя войны со всем народом. Все это отражено в районной Книге памяти и в книге "Они защищали Родину".

Работа в лесу тогда тоже была настоящим фронтом, там трудились женщины, подростки по мобилизации. В конце войны к ним присоединились депортированные крымские татары, немцы, особенно много их было в Волжском леспромхозе. В поселке Дубовский для спецпоселенцев имелась особая спецкомендатура. Эта категория не имела обычных гражданских прав, кроме права на труд. Близкое общение местных жителей со спецпоселенцами не одобрялось. На многих лесоучастках Горномарийского, Килемарского районов они составляли в послевоенные годы (до 1956-1957) основную рабочую силу. На территории Кумьинского сельсовета в 1955 году проживали 5400 человек, в том числе в поселках лесоучастков около 3800, из них крымских татар было 2, 5 тысячи, марийцев - 800, русских около 2 тысяч человек.

16 августа 1948 года над западной частью Марийской республики пронесся мощный ураган, поваливший тысячи гектаров леса в Волжском и Мадарском лесхозах. Для ликвидации последствий бурелома были организованы специальные леспромхозы: Карачуринский и Юксарский (затем последний был объединен с Сорочинско-Отарским, а в 1952 году переведен в Козиково); в Килемары из Звениговского района был переведен Черноозерский леспромхоз со своей техникой и костяком персонала. В послевоенные годы построены многие благоустроенные лесные поселки в заволжско-килемарских лесах: Кумъярский, Ермучашский, Музывален, Юксарский, Пинжедырский, Евсейкинский, - жившие тогда полноценной жизнью. Их жители отправляли древесину па восстановление Сталинграда, шахт Донбасса, строительство Волго-Донского канала и другие крупные стройки.

Леспромхозы в 50-е годы оснащались новой техникой, переходили на прогрессивные технологии лесозаготовок и новые формы организации труда. В связи с отъездом крымских татар после 1956 года усилилось плановое привлечение колхозников на сезонные работы в лесу, постепенно складывались постоянные кадры. Укрепившиеся лесные организации увеличивали поставки лесоматериалов на стройки страны, превышая естественный прирост. Одно время лесозаготовители и лесоводы организационно были объединены, конечно, при этом лесовосстановительные работы находились на втором плане. Энтузиасты-лесоводы прилагали все усилия к возобновлению лесопосадок. В конце 60-х годов ими были организованы крупные лесные питомники: в Кумьинском лесничестве - на площади 20 га, в Дубовском - тоже 20 га и т.д. Но все же заволжские леса скудели, и постепенно лесозаготовительные организации стали закрываться. Предприимчивые руководители пытались наладить новые виды деятельности. В частности, в Дубовском и Килемарском лесхозах начали изготавливать деревянные сувениры (матрешки, ложки и т.д.). Например, очень популярными в 1980 году были сувениры с олимпийской символикой - их было реализовано более 30 тысяч штук. За деревянную сувенирную посуду, предназначенную для хранения меда. Дубовский лесхоз получил диплом на Международном конгрессе пчеловодов.

Большое значение для развития района имело строительство асфальтированных дорог Йошкар-Ола - Козьмодемьянск, Красный мост - Килемары и продолжение последней через Нежнур на Шарангу.

Что касается сельского хозяйства, большинство хозяйств Килемарского района и заволжской части Горномарийского района не могли 20 самостоятельно выйти из кризиса. Урожайность зерновых во второй половине 40-х - 50-х годов составляла 3, 9 - 6 центнеров с гектара. Промколхозы выходили из положения за счет доходов от промсекторов, что выражалось, в основном, в вывозке деловой древесины из закрепленных лесных участков. Когда они были исчерпаны, промсектора ликвидированы, эти хозяйства уравнялись с остальными. В Килемарском районе и заволжской части Горномарийского района средняя урожайность зерновых культур год от года была низкой, колхозы получали небольшие доходы. Среди этой массы выделялся колхоз "Пробуждение", которым длительное время умело руководил А.Н. Худяков. Неплохие показатели имели колхоз "Рассвет", птицефабрика "Озерная". Но обо всем этом сейчас приходится писать в прошедшем времени. Сельскохозяйственные предприятия района не сумели приспособиться к новым условиям, обанкротились. Поля, столетиями отвоевывавшиеся у леса, вновь заросли деревьями. Сельскохозяйственные угодья составляют только 7 процентов территории района. Если в 1994 году в районе имелось 13, 9 тыс. га посевных площадей, то в 2000 году стало 7, 8 тыс. га.

Ежегодно в последние годы увеличивается вывоз из района древесины (в 2004 году - 115, 3 процента по отношению к уровню 2003 года), в то же время производство хлеба и хлебобулочных изделий в 2004 году составляло 25, 5 процента от уровня предыдущего года, мяса птицы - 55, 9 процента. В 1980 году здесь проживали около 18 тыс. человек, по переписи 2002 года учтено 14130 жителей.

На поселенческую ситуацию Килемарского района большое воздействие оказало строительство Чебоксарской ГЭС. В зоне ее затопления оказались крупный поселок городского типа Дубовский, старинное ухоженное село Отары, система пристаней Дубовая - Карачурино - Заячья - Орехов Яр. На дне "мори" оказались большие площади лесов, лугов, пастбищ, растительный покров испытывает неблагоприятные последствия подъема уровня грунтовых вод.

В Килемарском районе, несмотря на активное освоение природных ресурсов, еще осталось немало мест, близких к естественному состоянию, имеющих большое значение для сохранения природы. Они требуют бережного отношения, поэтому на территории района выделены памятники природы: болото Куплонгское и озеро Кумьяры в Куплонгском лесничестве, Тыр-болото, Мадарское болото и лиственничная роща в Красномостовском лесничестве и др. Подготовлены исследовательские данные по объявлению памятниками природы озера Юксары, болота Лужьяр-Куп. Еще в послевоенные годы по обоим берегам реки Малый Кундыш был создан бобровый заказник, куда завезли зверьков из Воронежской области. В 1993 году образован Государственный природный заповедник федерального значения "Большая Кокшага" - в основном, из лесов Килемарского лесхоза. Особо охраняемой территорией является государственный биологический заказник "Тогашевский", где имеется популяция длиннополого рака. Кумьинский биологический заказник создан для охраны и воспроизводства ценных охотничье-промысловых животных.

В 2004 году в Килемарском районе им велись промышленные предприятия: Волжский и Килемарский лесхозы, муниципальное предприятие "Русь", занимающееся выпуском потребительских товаров из древесины, Ардинское сельпо, выпускающее хлебобулочные изделия. Выращиванием зерновых культур и животноводством занимаются 6 сельскохозяйственных предприятий: СПК "Зеленая Долина", "Нежнурское", "Васени", "Озерки", "Юксы Яр", "Алатайкино". Производством яиц и мяса птицы занимается ООО "Птичий двор". Клюквенники собирают до 7 тысяч тонн ягод в год. В районе имеется 17 общеобразовательных школ (из них 8 средних), 10 дошкольных учреждений, 19 больниц, 30 культпросветучреждений, 2 музыкальные школы.

Килемарский район, несмотря на сложную ситуацию конца XX - начала XXI веков, продолжает развиваться, люди живут надеждой на улучшение своего положения и трудятся во имя этого. Основной социально-экономический, культурный, экологический, человеческий потенциал сохранен и служит общественному прогрессу. Опыт истории учит, что движение вперед возможно только при желании трудиться в полную силу, при вдумчивом хозяйском отношении к потенциальным возможностям развития, предоставленным природной и человеческой окружающей средой. Оставшиеся верными своей родной земле, килемарцы понимают это.

В течение многих веков здесь проживают, в основном, марийцы и русские: по последней переписи 2002 года, их удельный вес в населении района составлял соответственно 52 процента и 43 процента. Есть и представители других национальностей. Их совместный труд, дружеские отношения, взаимопомощь в преодолении жизненных трудностей и невзгод служат залогом превращения Килемарской земли в процветающий край, где все люди будут иметь достойную жизнь.


Эта книга документальных очерков является очередным томом серийного издания "История сел и деревень Республики Марий Эл". Публикация осуществляется в соответствии с распоряжением Президента Республики Марий Эл от 29 июня 2000 года. Книга подготовлена к изданию редакционным советом администрации Килемарского района. В ее написании участвовали работники сельских администраций, учителя, работники библиотек, журналисты, краеведы (список авторов приводится в конце книги). Общее организационно-методическое руководство работой над сборником осуществлял координационный совет по подготовке и изданию серии сборников документальных очерков "История сел и деревень Республики Марий Эл" (председатель - Заместитель Главы Правительства, министр культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл М.З. Васютин). В сборе сведений о населенных пунктах района участвовали работники Государственного архива Республики Марий Эл, районного архивного отдела. Научное руководство подготовкой книги, ее редактирование осуществлено доктором исторических наук, профессором К.Н. Сануковым. Им же написано предисловие. Редакционная коллегия и координационный совет выражают благодарность всем, кто оказал посильное содействие в подготовке книги, которая может заинтересовать многих. В сборнике использованы материалы местных краеведов, профессора Г.Н. Айплатова. В подготовке книги принимали участие сотрудники Государственного архива Республики Марий Эл В.П. Шомина, О.Б. Овчинникова, В.В. Бажин. Структура сборника: слово к читателю, предисловие, документальные очерки о 269 населенных пунктах, 190 из которых исключены из учетных данных. Очерки, помещенные в сборнике, различны по объему, что обусловлено рядом обстоятельств: количеством собранного о населенном пункте материала, значимостью и характером поселения. Очерки расположены в соответствии с современным административным делением Килемарского района.

Редакционный совет и участники подготовки сборника надеются, что несмотря на неполноту сведений по некоторым населенным пунктам, книга вызывает интерес у жителей района, будет способствовать повышению у них внимания к истории своей малой родины.

В приложении представлены алфавитный список населенных пунктов, список участников подготовки сборника, фотографии, карты. Картографический материал предоставлен Н.Ф. Скориковым.

Обсудить на форуме

все регионы
Rambler's Top100 хостинг от .masterhost RU-CENTER. Регистрация, аукционы, паркинг доменов. Хостинг
© 12rus.ru 2006-2014
дизайн masterw.ru